Женский Спорт

ЖФЛ за Зенит
22.09.2013 Елена Тарасова 77

«Зенит» — наша родная и любимая команда

Уходят годы, все больше отдаляя нас от тех времен, когда на переполненных стотысячных стадионах сражались динамовцы Киева и Тбилиси, московский «Спартак» и вильнюсский «Жальгирис», «Арарат» из Еревана и наш «Зенит». Все меньше остается свидетелей и участников футбольных баталий той поры, когда отечественный чемпионат считался одним из сильнейших в мире. Сегодня мы предоставим слово ветеранам «Зенита». Они расскажут о матчах, которые запомнились им на всю жизнь. Сегодняшний герой — знаменитый форвард «Зенита» 50-60-х Вадим Григорьевич Храповицкий.

Самые яркие впечатления у меня остались, конечно, от первой игры за «Зенит». Я начинал играть в классе «Б» (аналог нынешнего первого дивизиона) в команде «Авангард», потом она называлась «Адмиралтеец». Мы были на сборах в Гудауте. Как в те времена проходили сборы? Была команда, костяк, который укреплялся двумя-тремя игроками. У нас сейчас нередко слышны разговоры о каком-то «весеннем» футболе. А все оттого, что на первый сбор везут одних, на второй — других, на третий — еще кого-нибудь, а потом говорят «У нас нет сыгранности». Мы подчас на болотах тренировались, а они в отличных условиях в Турции и на Кипре до начала сезона матчей по двадцать проводят. За это время можно и наиграться, и наиграть. Так вот, мне еще во время сборов Аркадий Иванович Алов — тренер «Зенита» — предлагал перейти к ним.

Но старшие товарищи, можно сказать, не отпустили. Была в «Авангарде» группа уважаемых ветеранов: Фридрих Марютин, Горохов. Они мне сказали: «Обожди. Не торопись». И вот в начале июня 1957-го «Зенит» встречался с клубом «Байя» — одной из сильнейших команд Бразилии тех лет, также как и реал мадрид в Испании. («Байя» в 50-е, несмотря на тотальное превосходство ведомого Пеле «Сантоса», стала первым в истории обладателем Кубка Бразилии. А в своем восьмиматчевом турне уступила только киевскому «Динамо» и «Зениту».) В то время международным матчам придавалось особое значение, проигрывать было нельзя. Поэтому команды усиливались за счет других клубов, в частности, на эту встречу пригласили меня.

Так я в первый раз вышел на поле в форме «Зенита», при полном стадионе Кирова. На футбол тогда вообще ходило очень много зрителей — почти все матчи собирали аншлаг. Люди порой около стадионов и репродукторов стояли, слушали репортажи Виктора Набутова. Конечно, тогда и развлечений было поменьше, и билеты подешевле стоили, но нельзя же только этим объяснить такую посещаемость!

Игра с «Байей» сложилась для меня удачно. Я забил два мяча, а четвертый победный гол после моей передачи провел Александр Иванов, наш левый крайний форвард, капитан команды. После этой игры мне снова поступило предложение перейти в «Зенит» уже от Георгия Ивановича Жаркова — москвича, нового тренера. И тут уже старшие товарищи сказали: «Ну, все, настало время, теперь пора». Таким образом, эта игра дала мне путевку в большой футбол. А ведь сыграй я неудачно, все могло совсем по-другому сложиться. Я же в итоге отыграл сто с лишним игр за «Зенит» (138 матчей, 36 голов), но, к сожалению, два года у меня полностью выпали из-за травм, так что игр могло быть и побольше. Впрочем, футбола без травм не бывает.

Если же брать игры на первенство Союза, то самый памятный матч, конечно, против киевского «Динамо» в 1959-м. Открытие сезона, трибуны заполнены, как говорится, «полная коробочка». Нам удалось обыграть киевлян 2:1, и я забил оба гола. Эта игра осталась в памяти еще и потому, что мы потом поехали в Донецк и победили там «Шахтер» 4:2. Вот только в том матче я получил перелом, и сезон пошел насмарку. Но такое начало чемпионата — это было нечто особенное. Привезти четыре очка из четырех с выезда, особенно из Киева! А в Донецке как народ ходил! Там над стадионом возвышалась гора шлака, угольный отвал возле шахты. Так вся эта гора была просто усыпана болельщиками, которые оттуда за игрой следили. В то время, кстати, порой начинали сезон так: играли в Тбилиси, потом Кутаиси, Ереван, Баку… Если сейчас команда приехала, отыграла и на самолет, то мы как начнем выездную серию, так из республики в республику и переезжаем. Но календарь соблюдался четко, никаких переносов я не припоминаю. Правда, тогда не было европейских кубковых турниров, но ведь в Европе-то это на календарь не влияет — значит, можно и два матча в неделю спокойно играть.

Помню, как в 1958-м обидно упустили «бронзу» — лишь на очко отстали от армейцев Москвы. Конечно, не забыть, как мы тогда проиграли «Крыльям Советов» дома. Гена Лазунов — отличный был вратарь, но иногда у него, как мы говорили, «замыкало». Шла длинная подача на наши ворота, он вышел вперед, все правильно делал. Тут, казалось бы, просто выбей мяч куда угодно, играть-то оставалось считанные минуты. Но Лазунов решил обыграть нападающего соперников и отдать пас защитнику. В итоге форвард гостей мяч отобрал и в пустые ворота закатил. Уступили мы 1:2 и медалей не получили.

Еще запомнился финиш сезона-1963. Мы тогда тоже могли стать третьими. Но вмешались особые обстоятельства. На стадионе им. Кирова не было электрического освещения. Играли в будние дни, в три часа, а ведь раньше-то народ на работу ходил, прогул — это просто ЧП было. Поэтому зрителей собралось мало, а премиальные мы получали от сборов — чем больше народу придет, тем выше. Пришлось играть на стадионе им. Ленина, а соперники — торпедовцы Кутаиси, «Арарат» и «Пахтакор». На Кирова мы бы их наверняка порвали, там нам все нравилось: осень, свежо, поляна хорошая. А на Ленина играть никто не любил: поле было не очень, узковатое, да еще и зрителей мало. В итоге сыграли с ними всеми вничью, потеряли три очка и оказались лишь на шестом месте.

Что касается «принципиальных» соперников, то у «Зенита» в те годы их не было. А вот «тяжелые» были. Например, алма-атинский «Кайрат» — ну никак нам с ними не сладить было, даже дома. Но отношения и с игроками «Кайрата», и с футболистами других команд были очень хорошие. Особенно с московским «Торпедо» времен Иванова, Стрельцова, Метревели… Впрочем, с нашим «Адмиралтейцем» мы, конечно, бились. Все-таки внутригородское соперничество, выяснить, кто лучше — это было важно и вполне естественно.

В связи с этим хочется сказать о судействе. Тогда в некоторых городах судить было непросто: Тбилиси, Ереван… Все-таки южане — горячие люди, и судьи порой попадали под влияние трибун. Бывает, и ошибались. Но таких откровенных «сплавов», как сейчас, не бывало. С судьями никто не работал. Не было в мою бытность игроком «Зенита» и договорных матчей. Мы просто выходили на поле и играли, а там как получится. А вообще из соперников мне больше всего запомнились «Спартак» и «Торпедо». Какой был великолепный подбор игроков! Здесь можно много имен перечислить. У динамовцев Тбилиси тоже отличные мастера играли. Тогда, в общем-то, в любом клубе были свои звезды. Но главное, что у каждой команды был свой игровой почерк. То, чего сейчас, к сожалению, почти ни у кого нет. А у «Зенита» есть.

Мы с Германом Семеновичем Зониным, с Лазарем Кравецем домашние игры не пропускаем, ходим на стадион. Пусть не всегда все у питерцев получается, но в лучших матчах от этой яркой быстрой игры просто на душе радостно становится. И мне, кстати, нравится, что футболисты играют с удовольствием, эмоционально. Помните, как Аршавин и Кержаков кувыркались, когда «Спартаку» забили? Оригинальность — это очень хорошо, лицо у команды должно быть. И, конечно, хочется пожелать футболистам удачи. Ведь «Зенит» — наша родная и любимая команда.

Top