Женский Спорт

Исторические факты
08.06.2013 Елена Футболова 98

Вячеслав Колосков: «в глаза не видел Устава Федерации футбола»

Президент РФС ФУРСЕНКО Сергей Александрович
Вряд ли приходится сомневаться, что 53-й чемпионат СССР по футболу войдет в историю прежде всего как турнир, отразивший политическую ситуацию в стране. Грузия покинула всесоюзное первенство до его начала. Литва — сразу же после старта. Оба решения имеют прежде всего политический характер. Оба — навязанные основным действующим лицам и исполнителям — тренерам и футболистам (согласно блиц-опросам все наставники и игроки тбилисского «Динамо», «Гурии» и «Жальгириса» хотели играть в высшей лиге). Оба имеют разный фундамент. Но последствия того и другого одинаковы — самоизоляция грузинского и литовского футбола: этого не позволяет себе даже такая «закрытая» страна, как Албания.

И в мыслях нет указывать Грузии и Литве, как им себя вести по отношению к футбольному чемпионату, но создавшаяся нестандартная ситуация высветила, на мой взгляд, как минимум две проблемы. Почему-то остался незамеченным тот факт, что ни грузинская и литовская федерации футбола, ни республиканские клубы высшей и первой лиг не понесли никакого материального наказания за то, что своими действиями внесли полную неразбериху в такое предприятие зрелищной индустрии, каковым, безусловно, является всесоюзный чемпионат.

Дело в том, что ни в положении о проведении чемпионата, ни в Уставе новой Федерации штрафные санкции за выход из турнира не предусмотрены. Понятно, раньше и в голову никому не могло прийти, что кто-то способен, скажем, покинуть высшую лигу, но, думается, уже январский «демарш» Грузии — просьба о включении ее в ФИФА и УЕФА — должен был бы насторожить организаторов чемпионата страны и заставить проанализировать складывавшуюся ситуацию. В итоге она оказалась для них совершенно неожиданной, хотя, что называется, «висела в воздухе» весь январь.

Наверное, можно было бы из материалов прессы о политической ситуации в Литве сделать вывод о возможном влиянии ее и на футбол. Разумеется, повлиять на Народные фронты Грузии и Литвы Федерация футбола СССР никоим образом не сумела бы, но у нее была возможность предусмотреть в регламенте о проведении чемпионата суровые денежные штрафы за то, что произошло потом. Достаточно ясно, полагаю, и другое: отказ Грузии и Литвы играть в чемпионате СССР подсказывает необходимость подумать об изменении в самом ближайшем будущем формы проведения всесоюзных турниров с тем, чтобы политические катаклизмы как можно меньше влияли на состав их участников. Не берусь что-либо предлагать, но, видимо, альтернативы традиционному чемпионату все же существуют.

Не случайно, вероятно, после четырех мартовских туров в высшей лиге большая группа тренеров выступила с предложением считать 53-й чемпионат экспериментальным, сохранить после его окончания все тринадцать команд, добавив в высшую лигу три лучшие команды из первой. Любопытно, правда, что с предложением этим выступили прежде всего тренеры команд, которые невыразительно выступали в марте и из которых прежде всего следовало ожидать единственного неудачника высшей лиги. Во всяком случае, среди предлагавших изменения не было тех, кто лидировал тогда в чемпионате, — тренеров ЦСКА, «Спартака», «Торпедо», киевского «Динамо».

С выходом из чемпионата клубов Грузии и Литвы, и без того поставившим с ног на голову календарь первого круга (иным командам приходилось «простаивать» по два тура подряд), интерес к турниру несколько снизился. Превращение же его в экспериментальный в еще большей степени, думается, сказалось бы на спортивности и зрелищности подавляющего большинства матчей.

Как известно, с января 1990 года начала работать новая Федерация футбола СССР, заменившая бывшее госкомспортовское Управление и прежнюю Федерацию (правда, с теми же е основном работниками) и объявившая себя самостоятельной. Наследство ей, что и говорить, досталось тяжелое. Руководитель новой Федерации Вячеслав Колосков, возглавлявший ранее Управление и занимавший пост заместителя председателя прежней Федерации, признался, что раньше он «в глаза не видел Устава Федерации футбола». «Мы, — сказал он, — действовали в основном по постановлениям Госкомспорта СССР, принимавшимся, в свою очередь, на основе правительственных постановлений».

И еще с одной нестандартной ситуацией столкнулась Федерация футбола. Впервые, пожалуй, у нас главного тренера сборной не выгоняют с треском после очередного провала, а уходит он сам, причем объявив об этом года за два до чемпионата мира в Италии. Кто заменит Валерия Лобановского? Вячеслав Колосков сказал, что после чемпионата мира будет объявлен конкурс на замещение вакантной должности. Можно соглашаться или не соглашаться с идеей конкурса, но, думается, с решением вопроса о новом тренере сборной Федерация здорово запаздывала.

На мой взгляд, конкурс должен был быть объявлен не позже, чем в декабре 1989 года, чтобы победивший в нем специалист мог исподволь заниматься подготовительной работой, участвовать в составлении календаря сборной, которой с сентября 1990 года предстоят выступления в отборочном турнире чемпионата Европы (календарь, между прочим, разработан без нового тренера и может не устроить его), использовать время до чемпионата мира для наблюдений за соперниками по европейской группе…

Впрочем, нестандартные ситуации для того, очевидно, и возникают, чтобы на них учиться.

Top