Женский Спорт

Личности
30.08.2010 Константин Бобков 230

Владислав РАДИМОВ: Хочу выиграть Кубок России

Владислав РАДИМОВ
Самое громкое приобретение «Зенита» — находка для журналиста. Владислав — приятный собеседник без какого-либо налета «звездности», умеющий подать свою мысль. В интервью Радимов увлекательно рассказал о собственной карьере и поделился первыми впечатлениями о новой команде.

РОМАНЦEB ЗВАЛ В «СПАРТАК»

Попав после «Смены» в ЦСКА, в первом своем полном сезоне вы сыграли всего три игры, а на следующий год сыграли уже в 29 матчах, став лидером команды. Чем был вызван такой прогресс?
Я пришел в армейский клуб летом 1992 года, когда команду тренировал Садырин. Вскоре он возглавил сборную и покинул ЦСКА. Я же полтора сезона провел вдубле, сыграв за это время только четыре матча в высшей лиге. Прогресс же стал возможен благодаря упорной работе на тренировках другой рецепт успеха мне неизвестен. Хотя то, что многие игроки основного состава уехал и за рубеж, наверное, тоже помогло. Команду покинули такие мастера, как Татарчук, Сергеев, Колесников, Брошин, Харин, Дмитрий Кузнецов. Это открыло дорогу молодым, и они не стушевались сумели пробиться в Лигу чемпионов.

Уже в юном возрасте вы дебютировали в сборной и попали в список 33 лучших. Не наступило головокружение от успехов?
У меня были такие партнеры и в клубе и в сборной, что с ними голова бы не закружилась. Эти могли быстро поставить на место (смеется). На самом деле я очень серьезно относился к тренировкам и играм, и подобных проблем не возникало.

Как вам тогда представлялась будущая карьера, были ли предложения от сильных европейских клубов?
На тот момент ни о каких предложениях со стороны я и не думал. Просто старался делать свое дело и был благодарен людям, доверявшим мне место на поле. Впрочем, один разговор на эту тему все-таки состоялся В Москву из Эйндховена прилетал известный тренер Дик Адвокат. Мы вместе поужинал и в ресторане, побеседовали. Но уходить из ЦСКА я не хотел.

И вы остались в России еще на полтора сезона. Не жалеете теперь, что не уехали сразу?
У нас тогда была очень хорошая, самобытная команда. В том ЦСКА играли Хохлов, Семак, Фаизулин, Карсаков, Машкарин, Александр Гришин, Бушманов. Можно перечислить всех ребят… В общем, коллектив подобрался отличный, и, повторюсь, покидать его я не собирался. Хотя, например, чуть позже — в 1995 году меня приглашал в «Спартак» Романцев. Это было как раз перед их серией из шести побед в Лиге чемпионов. Я сказал, что ответ дам только после того, как поговорю с друзьями по команде. Посоветовался с ныне покойным Мамчуром, с Минько, Хохловым, Семаком. Они говорили, что я им нужен, но принимать решение должен сам. И Тарханов понимал, что мне предоставляется шанс сыграть в Лиге чемпионов. Но я решил остаться в своей команде. Даже не мог представить, как можно перейти из ЦСКА в «Спартак».

СБОРНУЮ ПОГУБИЛИ РАСПРИ ИЗ-ЗА ДЕНЕГ

Какие воспоминания остались от ЧЕ-96?
По потенциалу наша сборная могла добиться очень многого. Вспомните состав: Никифоров, Онопко, Цымбаларь, Шалимов, Добровольский, Карпин, Канчельскис, Колыванов, Кирьяков, Хохлов, вратари Черчесов и Харин. Ребята находились в расцвете сил и должны были достичь большего, чем одна ничья с чехами. Но команду погубили распри из-за дележа денег, не позволившие сконцентрироваться на самом футболе. Это мое личное мнение. Хотя я двадцатилетний мальчишка в этом, естествонно, участия не принимал. Все решали опытные игроки. Честно говоря, суммы, которые причитались футболистам за участие в турнире, были небольшими даже для меня, выступавшего в чемпионате России. Не говоря уже о легионерах. По-видимому, конфликт стал делом принципа. Ребята боролись за то, чтобы деньги, завоеванные ими, достались им самим, а не федерации или Госкомспорту. Но для решения финансовых вопросов было выбрано не то время и не то место. Представьте себе: денежная тема обсуждалась всего за день до первого матча против итальянцeв на предъигровой тренировке! На поле о деньгах, конечно, недумали, но неприятный осадок остался.

Радимов в сборной России

О «САРАГОСЕ» НЕ ЖАЛЕЮ. А В «ДИНАМО» ПОШЕЛ ЗРЯ

После чемпионата Европы вы уехали в испанскую «Сарагосу». Что дал вам тот период?
Я почерпнул для себя много полезного, попав в новую страну с иным языком и иной культурой. Вообще, познавать мир всегда интересно. Да и сам футбол в Испании заметно отличается от нашего. Об игре там говорят всю неделю: обсуждают прошедший матч, спорят о будущем. Нередко можно увидеть, как какая-нибудь восьмидесятилетняя бабулька с трясущимися от старости руками подходит после игры и просит у своего любимого футболиста автограф. А рядом с той же целью будет стоять едва научившийся ходить малыш. В общем, популярность футбола но передаваема.
Что касается моей карьеры, то здесь нельзя судить однозначно. Были и хорошие времена, и не очень удачные. Хотя стать такой звездой, как Карпин или Мостовой, мне не удалось, вспомнить есть что. Во всяком случае я не жалею о времени, проведенном в «Сарагосе». Это была очень хорошая команда. С ней я выигрывал Кубок Испании, поиграл против многих великолепных мастеров. В их число и Роналдо с Ривалдо. Мно доводилось побеждать «Реал» на «Сантьяго Бернабеу». Неоценимый опыт! Думаю, в России немногие игроки могут похвастаться подобным.

Кстати, почему, на ваш взгляд, лишь единицы из числа российских футболистов сумели проявить себя за рубежом?
Да, пожалуй, Валерий и Александр — это исключение из правил. А большинство наших легионеров выступают на чужбине с переменным успехом… На мой взгляд россиянам надо играть хотя бы по двое в одной команде. Когда в чужой стране ты находишься один — это очень тяжело. Тот же Хохлов уютнее чувствовал себя, когда играл в «Эйндховене» в паре с Никифоровым, а Мостовой с Карпиным наиболее ярко проявили себя вместе в «Сельте». И это не только мое мнение, я говорил на эту тему со многими ребятами.

В 1999 году вы вернулись в Россию, в «Динамо». Почему не в ЦСКА?
Я бы не хотел вдаваться в детали перехода, но это, конечно же, была большая ошибка. Могу только сказать, что не случайно «Динамо» уже очень давно не было чемпионом. В этом клубе есть внутренние проблемы, связанные с обстановкой в команде, с тем, как поставлено дело в целом. Неудивительно, что многие футболисты, ушедшие из «Динамо», вспоминают этот клуб не по-доброму. Я тоже вычеркнул тот год из своей жизни.

Матч против «Зенита» в финале Кубка России вспоминаете?
Я испытывал тогда двойственные чувства. С одной стороны, у меня был шанс со второй попытки выиграть Кубок страны, а с другой, пришлось играть против команды из Питера. Знаю, насколько важна была для моих земляков эта победа. После матча я разговаривал с мамой по телефону, и она сказала, чтобы я слишком не переживал, ведь Кубок достался родному городу. А мой отец вообще сидел на «питерской» трибуне с шарфом «Зенита». Кстати, после игры я подошел к зенитовской скамейке и поздравил тренеров и ребят. Горечь от этого поражения была не столь большой, как в 1994 году, когда мой ЦСКА проиграл по пенальти «Спартаку».

После двух кубковых неудач но появится «комплекс решающих матчей»?
У меня подобного комплекса точно не будет. Это футбол, и так сложились обстоятельства, что мои команды дважды уступали в финале. Значит, соперник был сильнее.

Тогда вы были лидером «Динамо», а вожаком «Зенита» — Панов. Теперь вы с Сашей поменялись командами, и уже у него не пошли дела в столице. Что это — ирония судьбы?
В судьбу я верю, но, думаю, и здесь виной всему все те же внутреннее проблемы «Динамо». Откровенно говоря, удивился, когда узнал, что Александр переходит в этот клуб, хотя и не настолько близко знаком с ним, чтобы давать какие-то советы. Но то, что там ему будет непросто, для меня было очевидно. Сейчас в «Динамо» поменялось руководство, и, возможно, что-то изменится в лучшую сторону. Хотя, какмне кажется, это вряд ли произойдет. При этом подчеркну, что говорю только о столичном «Динамо», а не обо всех клубах общества.

Владислав РАДИМОВ

ТКАЧЕНКО УГОВОРИЛ ВЕРНУТЬСЯ

Последним зарубежным клубом для вас был «Левски». Что скажете о болгарском периоде своей карьеры?
Не хочется даже вспоминать эту команду. Я провел-то за нее, если не ошибаюсь, всего пять матчей. Выступал за «Левски» только для того, чтобы получить игровую практику. Ведь тогда я собирался переходить в «Крылья Советов», но в России закончился период дозаявок. А контракт с «Сарагосой» был уже расторгнут, так как меня не устроили финансовые условия.
Чтобы не терять полгода, я и перешел в «Левски», заказал перевозку в контейнерах своих вещей. Президент болгарской команды дружит с Германом Ткаченко, и они договорились, что я отыграю конец сезона в Болгарии, а потом перейду в «Крылья». К сожалению, мой уход сопровождался скандалом, раздутым местной прессой.

По-моему, досталось тогда вам и Головскому…
Да, нас обвинили в том, что мы якобы напились, писали о каких-то проститутках. Но настоящая причина этого очевидна: «Левски» — народная команда, и там никто но может представить, чтобы игрок уходил из нее по собственному желанию. Это, если хотите, местный «Спартак», в который должен стремиться попасть каждый уважающий себя футболист. Поэтому и надо было преподать историю так, будто бы они сами решили выгнать русских игроков.
Впрочем, с Костей болгары не стали расставаться. За Головского были заплачены большие деньги, он находился на контракте, разрывать который «Левски» было не выгодно. Я же пришел к ним бесплатно, и прав на меня они не имели. На тот момент он еще не стал таким преуспевающим человеком. С деньгами у нас было, скажу прямо, не густо, и мы часто помогали друг другу. Потом он приезжал ко мне в Испанию, я навешал его, когда бывал в Москве… Так вот, Ткаченко возглавил самарскую команду и предложил мне попробовать вернуться в футбол. Тем более «Крылья Советов» принял Тарханов. Герман сказал, что стоит сделать еще одну попытку, а если не получится, закончить всегда успею.
Думаю, что свой шанс я использовал, мне удалось вернуться к жизни. Наверное, неплохо смог проявить себя и на футбольном поле, раз назначили капитаном. И я очень благодарен этим людям за то, что они поддержали меня в трудный момент. Спасибо и самарским болельщикам, которые очень тепло ко мне относились.

АТМОСФЕРА, СОЗДАННАЯ ПЕТРЖЕЛОЙ, МНЕ ПО ДУШЕ

Спустя десять лет вы, наконец, вернулись в родной город. За это время у вас ни разу не было возможности оказаться в «Зените»?
Нет, разговоров на эту тему со мной никто не вел.

А следили за выступлениями питерцев?
Да, но не скажу, что очень уж пристально. Ведь я никогда не выступал в этом клубе.

Матчи против «Зенита» были для вас особенными, принципиальными?
Нет, единственное, что было особенньм приезд в родной город.

Переход в «Зенит»» — шаг вперед, назад, или команды примерно равны по своим возможностям?
Сейчас сложно об этом говорить. Пока я еще слишком мало времени провел в «Зените», чтобы делать даже первые выводы. Если судить по прошлому году, то моя новая команда слабее старой, а сел и стал сравнивать с позапрошлым сезоном, то выходит, что сильнее питерцы. В общем, игра рассудит. Я же сделаю все для того, чтобы «Зенит» был лучшим клубом в России.

В первые дни в «Зените» вы говорили, что пребываете в растерянном состоянии. Теперь освоились?
Растерянность уже прошла. Просто все это настолько неожиданно, что вначале я действительно чувствовал себя не лучшим образом. Приехал после отпуска из Эмиратов и собирался приступить к тренировкам в составе «Крыльев», а тут, как гром среди ясного неба, предложение от «Зенита». Не буду обманывать, поначалу я твердо сказал «нет». Но затем поговорил с президентами обеих команд и согласился на переход. Ведь, насколько я знаю, он выгоден и «Крыльям», и «Зениту». Самарцев устроило предложение с точки зрения финансов, а питерцам нужен был игрок середины поля. К тому же Санкт-Петербург моя Родина, и я должен отдать долг городу, который подготовил меня для большого футбола.

Радимов и Денисов

Уже на первом сборе вы получили травму. А вообще подвержены травматизму?
Если вспоминать мои предыдущие травмы, серьезных среди них, к счастью, не было. То плечо вывихну, то сломаю плюсневую кость, а в прошлом году мне делали операцию на паховых кольцах. Проблема с коленом возникла впервые. Кстати, знаю, что с подобными травмами мучались многие зенитовцы. Но никакой связи здесь искать не стоит, повреждение я получил в игровом моменте. Накануне сбора, помня о «коленных» проблемах моих новых партнеров, постучал по дереву, чтобы не получить такой же травмы. Не помогло.

Высокие нагрузки, которые дал Петржела после отпуска, не могут способствовать травмам?
Я бы не сказал, что это очень страшило нагрузки. Неделю такой работы вполне можно выдержать. К тому же мы не вкалываем, как, допустим, рабочие у станка по восемь часов в день, а занимаемся любимым делом, да еще и на свежем воздухе. Наши тренировки в общей сложности длились не более трех часов.

Какие впечатления от первого сбора, от работы с Петржелой?
У меня остался неприятный осадок от того, что мы уступили в трех играх. Я очень не люблю проигрывать. Даже в товарищеском матче. С другоЙ стороны, приятно поразило, насколько хорошо меня приняли в коллективе. Когда получил травму, ребята постоянно помогали мне. Например, Саша Спивак спускался вниз и приносил воду. Видно, что команда дружная.
Что касается Петржелы, то ясно, что это европейский тренер, который не любит, когда ему кто-то перечит, и не терпит людей, недорабатывающих на тренировках. С одной стороны, он очень требователен, а с другой, умеет создать в работе непринужденную атмосферу. Можно и пошутить, и посмеяться, если это не мешает делу. В «Крыльях» в этом плане было, пожалуй, слишком строго. Там улыбаться на тренировках запрещалось. Мне все-таки больше по душе атмосфера, которую создает Петржела.
Единственная, на мой взгляд проблема нашего тренера то, что он пока еще свободно не владеет русским языком. Хотя прогресс в этом направлении очевиден.

Петржела говорил, что доволен Радимовым, и был очень огорчен вашей травмой…
Думаю, что для тренера обидна потеря любого футболиста. А доволен он мной или нет, можно будет сказать только по окончании сезона. Если бы я был тренером, то не был бы доволен ни Радимовым. ни другими футболистами. Ведь команда проиграла три матча. Поверьте, это не просто самокритика, а реальная оценка действий коллектива.

О чем, если не секрет, просил вас Петржела в личных беседах?
Тет-а-тет мы говорили буквально минуту. Это было перед сбором, и он спросил, на каких позициях я выступал раньше. Больше ничего.

Владислав РАДИМОВ

НАДЕЮСЬ, КЕРЖАКОВ НА МЕНЯ НЕ ОБИДИТСЯ

Насколько мне известно, вам удобнее начинать атаки из глубины, скорее, с места опорного полузащитника. С другой стороны, эта позиция подразумевает большой объем работы на оборону. Где же вы все-таки предпочитаете играть?
Последние полтора года в «Крыльях» я как раз и играл опорного полузащитника. У нас была схема с двумя опорными, которые должны были развязывать руки нападающим, выполняя огромный объем черновой работы. Ставка делалась на крайних хавбеков Бобра и Каряку, на Тихонова, игравшего под нападающим, и кого-то из форвардов. Даже крайние защитники чаще подключались в атаку, чем мы. По-видимому, Петржела будет использовать такую же схему.

Раньше отмечалось, что вы не любите обороняться…
Жизнь в Испании заставила изменить свои взгляды. Оказывается, и в этом есть свои прелести. Загнать соперника в угол, чисто отобрать у него мяч и начать таким образом свою атаку тоже очень интересно.
А вообще-то мне все равно, где играть. Куда поставят, там и выйду. Например, в «Сарагосе» первые полгода выступал на месте правого полузащитника. Ведь в центре поля и в атаке играли такие «глыбы», как Морьентес, Дани, Поиет и Наийм, забивший гол «Арсеналу» с центра поля в финале Кубка Кубков. И ничего, нормально получалось. А тренировал нас, кстати, небезызвестный Виктор Фернандес.

Видно, что Петржела — человек с характером. То же самое говорят и о вас. Сумеете найти общий язык?
Покая незамечал, чтобы Петржела был как-то резок или вспыльчив. Что касается моей вспыльчивости, то она имеет место только на поле во время игры, и характер мне менять уже поздно. Впрочем, не стоит эту проблему преувеличивать. В чемпионате России я, например, не получал красных карточек. А с тем же Тархановым, очень резким человеком, мне удавалось находить общий язык. В прессе писали, что я ушел из-за конфликта с ним, но это откровенная неправда. А что касается проблем в отношениях с тренерами, то подобное исключено, и уже давно.

Как думаете, сможете стать лидером команды и, если потребуется, прикрикнуть на партнера, даже если он будет звездой уровня Кержакова?
(Смеется). Вы знаете, на поле для меня никогда не было авторитетов. В любом, даже самом именитом составе. Так было и в звездном ЦСКА на заре моей карьеры. Я не думал о том, кто передо мной великий Брошин или практически одногодка Машкарин. А в сборной у меня были перепалки и с Карпиным, и с Мостовым.
Полагаю, тот же Кержаков, в случае чего, на меня не обидится. Точно также и он мне может сказать что-нибудь нелицеприятное. На поле все равны. Просто с возрастом и опытом начинаешь больше подсказывать, а не поддаешься эмоциям, как в молодости. А вообще в «Зените* есть свои лидеры, заслужившие это звание хорошей игрой в предыдущие годы Кержаков, Аршавин, Овсепян. Я же стану выполнять свою работу и делать то, что потребует тренер.

Тренеры говорят, что лидер не должен быть молчуном.
Да, я согласен, такой игрок должен много разговаривать. Тем более, важнейшая позиция в центре поля обязывает подсказывать. Так же, как раньше это требовалось от последнего защитника или как это делает вратарь. Постараюсь соответствовать роли.

На что может рассчитывать «Зенит» в новом сезоне?
Давайте оставим этот вопрос открытым. По одному сбору очень сложно судить о перспективах команды. Может, после трех поражений говорить о том, что «3енит» будет бороться за выживание? Это несерьезно. Или, допустим, мы выиграем все матчи на Кипре. Следует ли кричать после этого, что «Зенит» станет чемпионом? Нет, конечно. Идет обычная предсезонная работа. А задач и и так всем прекрасно известны, Виталий Мутко их уже неоднократно озвучивал. Шансы же прикинем перед началом чемпионата.

А какие цели ставите перед собой?
Моя цель перед каждым конкретным матчем победа. Свою игру оцениваю по тому результату, которого добивается команда. Я, например, никогда в чемпионате не забивал больше пяти мячей, зато становился лучшим распасовщиком. И точныЙ пас доставлял не меньшее удовольствие, чем результативный удар. Хотя забить гол хочется всегда.

Владислав РАДИМОВ

САМЫЙ СЧАСТЛИВЫЙ МОМЕНТ — ВСТРЕЧА С РЕБЕНКОМ

Как проводите свободное время? Говорят, вы любите читать.
Больше всего я люблю проводить время с ребенком. Когда в Самаре после игр москвичам давали один два-дня выходных, я приезжал в столицу, и мы гуляли, катались на каруселях. Конечно, если редко видишь свое дитя, то исполняешь любой его каприз. А самыЙ счастливый момент, когда ребенок произносит: «Папа, я люблю тебя больше всех на свете!».
Что касается чтения, то на сборах оно, конечно, помогает заполнять свободное время. Приезжаешь в какую-нибудь Голландию и совершенно не понимаешь, о чем это местные жители говорят. В такой ситуации книги спасают. Последнее, что я прочитал это «Азазель» Акунина. Люблю детективы и документальные книги о советской исто¬рии, о КГБ.

А мечта-то футбольная осталась?
(После паузы). Хочу выиграть, наконец, Кубок России (улыбается).

Top