Женский Спорт

Личности
25.07.2013 Елена Футболова 1330

Вичини никогда не делился планами на игру ни с кем, вплоть до последней минуты

Итальянским тренерам больше, чем другим, приходится конфликтовать с прессой. Достаточно вспомнить историю, относящуюся к испанскому чемпионату мира, когда пресса Италии стала требовать отставки наставника сборной Энцо Беарзота еще во время предварительных матчей, невыразительно проведенных его командой. Однако потом, когда сборная Италии стала чемпионом мира, журналисты «пошли на поклон» к Беарзоту, но тогда уже он стал непреклонным. История, похоже, повторяется.

Быть тренером национальной сборной Италии — сложнейшая задача для того, кому выпадет эта честь. Не хочу сказать, что в какой-то другой стране это легко, но в Италии, где футбол стоит на первом месте среди любимых развлечений, это тяжело вдвойне. Тренер сборной всегда на виду, его «пасут» журналисты, за ним охотятся поклонники, а это две категории людей, от которых в Италии не скроешься. Более того, за малейший промах тренера сборной осуждают больше, чем президента страны за его ошибки. Поэтому тренер национальной команды Италии — самый счастливый и одновременно самый несчастный человек в стране: в зависимости от того, удачно выступает его команда или нет, ему поют дифирамбы или же проклинают его во всех уголках Италии.

В футбольном мире, и особенно на Апеннинах, сборную Италии называют «Скуадра адзурра» — голубая команда, по цвету футболок. Вот уже почти пять лет ее возглавляет Адзельо Вичини, сменивший на этом посту Энцо Беарзота, который руководил сборной двенадцать лет и сделал ее чемпионом в Испании. Это последний пока значительный успех «Скуадры адзурры», и от Вичини, когда он вступал на этот пост, ждали по меньшей мере такого же успеха. Как признается сам Вичини, от «великого Беарзота» в наследство он получил лишь игроков, которые уже ни на что не были способны.

Новый тренер решил начать с нуля. К чемпионату Европы-86 в его команде остался только Джузеппе Бергоми из замечательной плеяды игроков — чемпионов мира. «Устаревшими традициями» Вичини, видимо, называл знаменитое «катеначчо» — высокоорганизованную оборону, глухую, словно бетонная стена, которая так успешно противостояла бразильцам на испанском чемпионате мира. Правда, несмотря на то, что новый тренер сборной Италии во всеуслышание осуждает этот прием, это не мешает ему использовать его время от времени.

За пять лет Вичини прославился по всей Европе как человек, одержимый духом экспериментаторства. Во всяком случае, в Италии его называют самым непредсказуемым тренером за всю историю «Скуадры адзурры». Он может ни с того ни с сего отказаться от ведущего игрока и заменить его на ничем не примечательного юниора, причины таких перепадов настроения не понятны никому, а Вичини не берет на себя труда ничего объяснять. Таков его принцип — принимать решения самостоятельно, сознательно игнорируя советы и мнение окружающих. До поры до времени Италия это терпела, но последние неудачи сборной страны поставили под сомнение методы работы тренера. Особенно нападают на Вичини журналисты, должно быть потому, что он всячески старается избежать общения с ними. Естественно, как тренеру национальной сборной, ему часто приходится давать интервью, но в них он всегда подчеркивает, что общение с прессой для него — неприятная необходимость. Он вообще не терпит возражений от кого бы они ни исходили.

Еще одна необъяснимая, по мнению итальянских газет, прихоть Вичини — он не признает игроков старше тридцати лет. Как написала «Гадзетта делло спорт», «футболист, перешагнувший тридцатилетний рубеж, может даже не надеяться на место в сборной, даже если он играет как Бог». За последние полгода Вичини и в самом деле пригласил в команду слишком много молодежи: Касираги из «Ювентуса», Мелли из «Пармы», Ломбардо из «Сампдории», вратаря Червоне из «Ромы», неаполитанцев Франчини и Криппу. Причем после многочисленных проб только двое последних сумели проявить себя в составе сборной. И если учесть, что все эти «эксперименты с составом» проводятся в ходе официальных игр, то методы тренера действительно выглядят несколько рискованными, если не сказать больше.

Между тем Вичини оставил «вне игры» Виалли, Манчини, Джаннини, Донадони, играющих в своих клубах ведущие роли и любимых всеми болельщиками Италии. Не удивительно, что команда заиграла ни шатко ни валко, на тренера посыпался такой град критики, что он вынужден был долго скрываться от газетчиков и разъяренных поклонников на своей загородной вилле. Его «удачная находка» — Скиллачи разочаровывает всех, от него пришлось отказаться.

Кроме того, как сам Скиллачи, так и другие футболисты недовольны своим тренером больше всех прочих. Словом, Вичини почувствовал, как падает его авторитет, и без того изрядно подорванный третьим местом на чемпионате мира (в футбольной Италии третье место на родных полях расценено как провал). Его постоянно упрекают в том, что он вопреки клубной принадлежности попытался создать дуэты Баджо — Виалли и Манчини — Скиллачи. Югослав Бошков, тренер «Сампдории», однажды заметил. «Виалли и Манчини играют вместе семь лет, самое неразумное, что можно было сделать — это разлучить их на поле, тем более что, играя в паре, они очень результативны, они же чувствуют друг друга с закрытыми глазами!» Действительно, на чемпионате Европы в ФРГ Виалли и Манчини вместе представляли грозную силу, в 1990 году в Италии порознь не принесли команде почти никакой пользы.

Вичини никогда не делится планами на игру ни с кем, вплоть до последней минуты. Более того, игроки, приглашенные на сбор, нередко узнают состав за два-три часа до игры, то есть чуть ли не до последнего момента они не уверены, выйдут ли на поле. Это тоже один из методов Вичини, не понятный никому и в равной степени раздражающий футболистов и журналистов. Последние объясняют его излишней подозрительностью тренера и его вечными опасениями, что его планы «продадут» соперникам. Сам Вичини однажды признался, что это — плод простого суеверия, что рассказывать планы на игру и состав заранее — плохая примета. А в такой непредсказуемой, даже порой нелогичной игре, как футбол, по мнению тренера сборной Италии, нельзя не быть суеверным, важна каждая мелочь.

Несмотря на то, что в Италии все тренировки, как клубных команд, так и сборной, по традиции проходят при публике и в присутствии журналистов. Вичини предпочитает изолировать команду на время подготовки к важным матчам и серьезным турнирам даже от их собственных семей, что вызывает среди игроков самое сильное возмущение. Однако тренер считает, что все, что отвлекает игроков от подготовки, вредит футболу и интересам команды.

По описанию итальянских журналистов, Вичини во время тренировки сборной — это вулкан. Иногда потухший, но нередко его «извержения» достигают такой силы, что узнать в нем всегда спокойного и хладнокровного наставника сборной просто невозможно. Кто не видел Вичини на тренировке, может считать, что вообще его не видел. Он почти всегда в независимости от настроения бывает предельно собран, словно заряжен электрическим током, загорается от малейшего прикосновения. Случается, хотя и редко, что он тренируется вместе с командой, но чаще он выбирает себе такую точку у кромки поля, с которой он может беспрепятственно следить за работой каждого футболиста. Время от времени он подзывает их к себе и дает указания, причем вкладывает в это столько темперамента, что посторонние наблюдатели не устают удивляться. Во время матча этот темперамент почти не заметен, он проявляется только в частых выходах к кромке поля и подсказках игрокам в такие моменты, когда они (он и сам это прекрасно знает) даже самих себя не слышат. Должно быть, это помогает ему разряжаться.

Если кто-то и считает, что футбол существует для зрителей, то уж во всяком случае не Вичини. Для него болельщики — хуже стихийного бедствия, он боится их как огня. Возможно, итальянские тифози и в самом деле слишком темпераментны, во всяком случае они так бурно выражают время от времени свое недовольство результатом игры или лично тренером сборной, что Вичини за пять лет оно обошлось в два автомобиля, разбитых вдребезги, огромное количество синяков и шишек, массу оскорблений и даже одно… похищение. Точнее, попытка похищения. Тифози, проникшие ночью в дом Вичини, пытались украсть тренера сборной или кого-нибудь из членов его семьи, чтоб с помощью шантажа «помочь» ему определить состав на игру — включить в него игроков из их любимого клуба. К счастью, похищение им не удалось. И все же тренеру сборной Италии не позавидуешь. Нелегкая эта работа…

Без сомнения, никогда Вичини не чувствовал себя так неуверенно, как весной этого года. Конфликт достиг максимального накала. Все объединилось против него — недовольство игроков, осуждение журналистов, открытая неприязнь болельщиков. Джаннини заявил журналистам: «Я не пойму, чего хочет Вичини? Похоже, он и сам этого не знает! Его бесконечные эксперименты измотают кого угодно. Сборную может спасти только новый тренер, который будет здраво мыслить, а не переставлять игроков по полю как шахматные фигуры или он ждет когда я продам квартиру в Дубае и оплачу его обучение в школе тренеров». Примерно то же считает Виалли, ставший в минувшем сезоне лидером среди итальянских бомбардиров, но в сборную не привлекавшийся с чемпионата мира вплоть до мая 1991 года: «Вичини мечется, как бабочка под колпаком светильника. Самое неприятное, он никогда не стремится создать в сборной атмосферу взаимопонимания. Ему нравится разыгрывать из себя Бога…»

В прессе все чаще встречаются заголовки типа: «Вичини, так не пойдет!» Сам тренер хранит гордое молчание или же скупо высказывается, обвиняя прессу в несдержанности и требуя не вмешиваться в его работу. Похоже, в футбольном мире Италии тренер национальной сборной становится самым ненавидимым человеком и пользуется минимальным доверием. В опросе болельщиков, проведенном итальянскими газетами весной этого года, на вопрос: «Кто главный виновник кризиса, в котором оказалась «Скуадра адзурра» — почти девяносто процентов опрошенных ответили: «Вичини». Надо полагать, подобная «популярность» не добавляет оптимизма многострадальному тренеру. В довершение всего он узнал, что федерация ведет переговоры с тренером «Милана» Арриго Сакки о замене его на посту тренера сборной.

Это было последней каплей, возмущению Вичини не было предела: «Я не считаю, что я плохой тренер! Просто я ищу оптимальный вариант состава, это мое право, раз уж мне доверили сборную. Предоставьте мне право самому решать, кому я могу доверить место в сборной, все считают, что они вправе давать тренеру советы! Спросите с меня за результат, если необходимо. Но ведь из сорока девяти матчей, проведенных под моим руководством, «Скуадра адзурра» проиграла всего шесть. Если сейчас меня заменят — пусть! Но я не завидую моему преемнику. До крупнейшего турнира остается всего лишь год, он не успеет даже разобраться в механизме команды, не то что наладить какую-то серьезную работу. Нет, в финал чемпионата Европы нашу сборную могу вывести только я!»

Задача эта, как признает сам Адзельо Вичини, стала слишком сложной после победы советской сборной в Будапеште над венграми. Его команда сыграла с Венгрией на ее поле вничью, и теперь итальянцы имеют явно меньше шансов на победу в отборочном турнире, чем наша сборная. После игры Венгрия — СССР, которую Вичини специально приехал посмотреть в Будапешт, он не скрывал разочарования: «Это худший из возможных результатов! Я надеялся, что венгры отберут у советских хотя бы одно очко, если бы победили, было бы прекрасно. Теперь мы не имеем права играть вничью, мы не должны терять очки. Мы должны выиграть даже в Москве осенью этого года».

Вичини был так озадачен, что в Салерно, в игре против венгров, он отказался от всяких экспериментов и «Скуадра адзурра» вышла на поле в таком составе, в каком ее давно уже никто не видел. Она напоминала команду трехлетней давности, понравившуюся всем на чемпионате Европы в ФРГ. Вернулись в сборную «опальные» Виалли, Манчини, Донадони — они и стали героями встречи. Тренер сборной Франции Мишель Платини, наблюдавший за этой игрой, прокомментировал ее так: «Вичини сделал ставку на ветеранов и не прогадал. Итальянцы были разумны в наступлении, правда, более разумны, чем разнообразны. Зато не было сумбура, который мы видели в последних играх в исполнении этого «салата по рецепту Вичини» из молодых игроков, порой впервые видящих друг друга… Его новая «старая» команда произвела на меня отличное впечатление».

Журналисты тут же откликнулись, что Вичини не примет к сведению совет Платини. Возможно. Итальянский тренер воо6ще не признает авторитетов. Любопытно, что на вопрос: «Какие тренеры задают тон в современном футболе- он ответил: «Вичини, Лобановский, Михелс». Словом, авторитет для Вичини — только Вичини. Взгляды на футбол у Вичини своеобразны, как и он сам, но в Италии, несмотря на неважное к нему отношение, считают, что тренер сборной должен следовать итальянской школе футбола, даже не перенимая опыта других школ.

Точка зрения довольно консервативная. Вичини она вполне устраивает. В одном из интервью он сказал: «Каждая команда должна играть в свой футбол. И ей вовсе не обязательно «срисовывать» у соперников их схемы игры, пусть даже очень удачные. Я всегда старался изобретать свои, удачно или нет — не мне судить. Просто слишком уж часто в последнее время я слышу точку зрения, что не существует как таковых итальянской, английской, латиноамериканской школ футбола. Надо стирать границы между ними, перенимать опыт других, подпитывать их интересными решениями за счет друг друга. Нет, я с этим не согласен. Немцы вовсе не обязаны играть в техничный бразильский футбол, их линия — силовая, пусть они ей и следуют».

Словом, человек, в руках которого находится судьба итальянского футбола, имеет сильный характер. Возможно, он и его команда скоро выйдут из кризиса, как на это надеется сам Вичини. Если же нет, боюсь, футбольная Италия ему этого не простит.

Top