Женский Спорт

Личности
16.09.2011 Константин Бобков 74

В Манчестере перед глазами пронеслась вся фанатская жизнь …

Встретиться с легендарным суппортером, совершившим 300 выездов за «Зенит», оказалось очень сложно. Денис по прозвищу Е2 много работает, чтобы обеспечить себе возможность поддерживать команду и в следующих выездных матчах будущего сезона.

Думаю, сейчас все знают, что такое выезд, – мы решили начать разговор с азбучных истин фанатского движения. – Ты приезжаешь на чужой стадион, поддерживаешь команду изо всех сил, будучи порой в стократном меньшинстве. Все логично, правда?
В моей жизни футбол появился после хоккея, на который я постоянно ходил с отцом. Как-то с дедом пришел на футбол – не зацепило, в 78-м году было. Через три года сходил еще раз, и после этого хоккей как-то отошел на второй план. В 82-м посмотрел на фанатов, тогда уже полноценный 33-й сектор, и, хоть и был 12-летним ребенком, решил, что посвящу себя именно этой команде. Город и «Зенит» стали для меня едиными, и через год после первого похода время от времени убегал с друзьями, такими же пацанами, на стадион. В 84-м попробовал сделать свой первый выезд, но родители категорически уперлись, сказали смотри по телевизору, вот тебе и телепрограмма на сегодня, там написано когда и по какому каналу футбол. Через год отдыхал у бабушки в Риге и попытался еще раз. Несмотря на то что бабушка уже ничего не смогла бы сделать, а я добрался до вокзальных касс и нес за спиной небольшой рюкзачок с провиантом, снова уехать не смог: дефицит билетов. В 85-м сделать первый выезд наконец удалось – в Москву, на «Торпедо», выиграли тогда 3:1. Желудков забил, Клементьев и еще кто-то. И то я дома сказал, что поехал с сокурсниками на экскурсию (улыбается). Собрали меня в дорогу, потом, правда, узнали, что я на футбол отправлялся.

Многие ездят до первого маленького юбилея – десяти выездов, кто-то стремится сделать пятьдесят и понимает, что это – навсегда. Какая поездка стала определяющей в твоей фанатской судьбе?
Безусловно, мой третий выезд, в Баку. Никого не знал, накопил денег. Билет стоил 22 рубля – примерно половина стипендии. Это был март, если не вру. Сказал дома, что пошел на хоккей, и уехал. Честно говоря, я вообще чувствовал себя человеком со стороны – не пил, но на цветах. Сняли с меня шарф, свитер, предлагали сойти, но я держался и доехал. На следующем матче вернули, кстати, все. Оценили.
А дома тогда влетело сильно: я когда приехал, увидел фотографию свою и документы, чтобы в розыск подать. Мама, правда, все поняла и вручила билеты в СКК: после возвращения из Баку мы играли там с «Металлургом». А перед следующим выездом в Вильнюс я вообще нашел на своем столе купленные билеты на нужные даты (смеется). В общем, родители после Баку дали мне зеленый свет.

Каково было решиться махнуть на один из первых выездов, да сразу в Баку?
Тяжело! Но когда этот психологический момент проходишь, едешь в поезде, считая часы до дома и ожидая реакцию родных на свое возвращение. А потом пошло-поехало. Даже такие моменты, как Днепропетровск-87, когда нас очень сильно «встретили» местные хулиганы и я лежал в больнице, не ломали – прямо из койки отправился в Алма-Ату. По идее, не собирался, пошел провожать ребят – в итоге с ними и уехал.

Первые свои юбилеи помнишь?
Да, пятидесятый выезд – в Ярославль. И сотый, кстати, тоже туда. Полтинник так еще, не особо праздновали. В 88-м должен был быть «золотой» сезон, когда я бы побывал на всех матчах, и тогда сотня была бы не в Ярославле. Но я начал отмечать свое «золото» заранее и в итоге до «Спартака» в Москву не добрался. Перепраздновали с ребятами, поехали на электричках и в Окуловке заработали проблем. Если бы тогда получилось, это был бы первый «золотой» не только за «Зенит», но и вообще в Союзе. В итоге «золотой» у меня только один – 1991 год.
Здесь, кстати, я мог бы засчитать себе еще один – 2003 год. Тогда игрался Кубок Премьер-лиги, и на паре матчей я не был. Некоторые себе этот год засчитали как «золото», проигнорировав Кубок, я же считаю, что это неправильно.

Выезд – это не только футбол, но еще и настоящая дружба…
Абсолютно верно. Скажем, если пытаться прикинуть, сколько людей помогало, стало настоящими друзьями, сосчитать будет очень сложно. Проще сказать так: если бы я был олигархом и мне нужно было скрыться, я бы спрятался в России в таком месте, где меня бы никто не нашел.
Триста выездов – это матчи, на которых я побывал, а ведь сколько раз не добирался до города, где играл «Зенит»! Можно добавить выезды за сборные, за хоккейный «Ижорец» (улыбается). Если смотреть в целом, то примерно на каждом десятом выездном матче я знакомился с человеком, с которым дружу до сих пор. Люди в стране у нас отличные! Однажды встретили в поезде человека, который нас вчетвером поселил к себе на ночь, несмотря на то что у него была жена и маленькие дети. И часто, очень часто подобное происходит.

Как складывались и складываются отношения с командой?
Раньше как-то попроще было. Вспоминаю историю с Павлом Садыриным. В 95-м году, в Волжском, мы пришли к нему в отель ночью, попросили взять нас до Саратова с собой – и нас взяли. Сейчас такого, конечно, нет. Но и ездит теперь гораздо больше народу.

Даже в Казани было под две тысячи человек.
Да, выезд в Казань вообще очень запомнился. И история с этим парнем, которого я не знал, но который очень много сделал для ребят, которые заводят наши сектора, тоже подпортила настроение – сочувствую родным и близким.
А если вернуться к юбилею и отношениям с командой – очень обидно, что мы проиграли мой 300-й выездной матч. Да и с «Шинником», когда вручали сертификат, настроение тоже изрядно было подпорчено, потерялось ощущение праздника.

Можешь сравнить праздник на «Петровском» десятилетней давности и сейчас?
Сейчас, конечно, все здорово. Ребята поначалу склонялись к хулиганизму, сейчас все подросли, сосредоточились на поддержке, и получается все на отлично. Посмотрев на Англию, могу сказать: по уровню визуальной поддержки, атрибутики на стадионе мы их обошли. А вот петь так, как они, не сможем никогда. Скорее у нас получается что-то итальянское, красочное такое. И команде это приятнее видеть, чем массу людей без атрибутики, хотя, конечно, парни, отстаивающие честь клуба типично русским способом, необходимы – такова действительность.

Какие впечатления остались от поездки в Манчестер на финал?
Когда Кубок УЕФА над головой подняли, в голове пронеслось все, что наездил: и матч, когда «Зенит» вылетал во вторую лигу перед распадом Союза, и игры в первой лиге России в неизвестных миру деревнях… Как будто вся жизнь фанатская перед глазами… Очень яркие эмоции! Не обойдусь и без стандартной фразы про количество шотландцев – муравьи, оставившие муравейник и заполонившие поляну. Подпортили они нам праздник. Но радость была такая, что осознал ее только через несколько дней. Так, наверное, у очень многих было.

Чего ждал от выезда на Суперкубок?
В Самару я не поехал – за последние годы считаные разы смотрел футбол по телевизору, чувствую себя не на своем месте у экрана (улыбается). Думал, что Монако будет забит англичанами так же, как и Манчестер шотландцами, – им ехать близко, удобно, и был прав. Наших ребят тоже тогда приехало достаточно. Верю, что команда будет радовать всегда.

Top