Женский Спорт

Другой спорт
10.06.2013 Константин Бобков 418

Тренер — обязанности без прав?

Женский Спорт в Санкт-Петербурге
Спорт, как и все сферы нашей жизни, переживает период глубокого пересмотра всех, казавшихся доселе незыблемыми, догм. Этому способствует атмосфера демократизации, ставшая достоянием каждого из нас, в том числе спортсменов и тренеров, которых мы привыкли слушать лишь в торжественные минуты победных ритуалов. И, согласитесь, в такие минуты чаще всего раздаются восхваления и благодарности, нежели критический анализ существующего положения.

Именно поэтому в сфере спорта так много лакировки, так распространены болезни, загнанные внутрь и поэтому нуждающиеся в радикальном лечении. Как и всякий из нас, профессиональный спортивный специалист прежде всего нуждается в правовой защищенности, поскольку сплошь да рядом страдает от произвола. И причин этому много. Одна из них — в деградации моральных ценностей спорта, произошедшей в не столь отдаленные времена. Чего, например, стоит так длительно скрываемая от постороннего ока профессионализация нашего спорта высших достижений. Спортивные чиновники упорно играли роль голого короля Ганса Христиана Андерсена, уговаривая всех и, видимо, себя тоже, что советские спортсмены побеждали на мировой арене не потому, что находятся на солидном гособеспечении и тренируются больше других, а лишь оттого, что они гораздо большие патриоты, чем их соперники.

Государственный профессионализм — так окрестили эту потемкинскую деревню в мире — долгое время делал из нас обманщиков и вызывал соответствующую реакцию у тех, кто был на трибунах, на дорожках и секторах стадионов. В итоге не только дал трещину и осел фундамент здания мирового олимпизма, но и вошел в норму обман как легальное средство борьбы за спортивное «золото». Что из этого вышло, мы знаем прекрасно. Обостренный до предела шовинизм, буйный ажиотаж и политизация самого мирного из всех людских состязаний чуть было не умертвили всемирные олимпиады. Под угрозой оказался весь международный спорт. Долгое время спортивные функционеры старались в упор не замечать и другой феномен спорта: он превратился в мощнейшее зрелище и источник огромных доходов.

Несоответствие материальной основы выступления наших спортсменов в одних и тех же соревнованиях с зарубежными вначале удивляло, а потом стало угнетать и раздражать. Почему-то наши спортсмены не должны претендовать на крупные гонорары. Непонятно только, чем они хуже заморских, получающих за ту же работу во много больше. Недоумение это трудно поддается расшифровке и до сих пор остается нерешенным. Но что поделаешь, таковы уж были времена, когда думали одно, делали другое, а говорили третье. Эта атмосфера калечила личность. Ее раздвоение и даже «растроение» ощущалось повсюду. Чудо способен сотворить лишь человек монолитный, человек-личность. В спорте не зря действует кодекс «чистой игры» (фэрплей). Чистота побуждений — первооснова спортивного состязания. И никакие «высочайшие соображения» не имеют права ломать или искажать моральную основу спорта.

В нашей сегодняшней «буче» свершается конечно же много нового. И как бы хотелось, чтобы дух очищения возобладал и пробился в зашторенные окна спортивных офисов. Увы, пока что эти учреждения не меняют свое лицо. А как многое в нашей спортивной жизни нуждается в очищении. Мы буквально истосковались по человечности, милосердию. И сегодня нужны, ох как нужны, конкретные дела, которые помогли бы расставить все по своим местам. Если говорить о самом наболевшем, то здесь не обойти вопроса о «правовой бесправности» главной фигуры спорта — тренера, и в первую очередь высококвалифицированного, работающего со спортсменами самой высокой пробы.

Именно он — тренер, режиссер и постановщик разыгрывающегося на наших глазах захватывающего спортивного спектакля. Он — истинный творец успеха своей команды. Зрителю его титанический труд почти не виден, так как главное действующее лицо в этой пьесе — спортсмен. И может быть, поэтому к тренеру часто относятся совсем не так, как он того заслуживает. Это особенно стало заметно в последнее время, когда восстанавливаются нормы человеческих отношений в нашем обществе.

Профессия тренера конечно же трудна: он живет и работает в условиях тотального прессинга со всех сторон. Для многих его образ напрямую ассоциируется с образом кудесника типа Кио, который без труда вынимает из своего цилиндра нужные нам результаты и именно в тот момент, когда мы того более всего желаем. Именно поэтому к тренеру-человеку (не волшебнику) относятся безжалостно сурово. Он лишен права на защиту и реабилитацию, возможности купить деревянные оцилиндрованные дома. И может распоряжаться только правом на отставку. Былые заслуги здесь не в зачет: рука бюрократа не дрогнет.

У всех, наверное, уже набили оскомину совсем не выдуманные печальные истории с нашими известными тренерами, попавшими в опалу. Это Вячеслав Платонов, Константин Бесков, Юрий Селихов, Павел Садырин, Эдуард Малофеев. Сейчас к ним добавляется тренер хоккейной команды СКА, заслуженный тренер РСФСР Валерий Шилов, тренер волейбольной команды «Динамо», заслуженный тренер РСФСР Руслан Тхаркахов. Этот список конечно же может быть значительно расширен другими именами и фамилиями. Но и без того абсолютно ясно: тренерская судьба удручающе печальна.

А начинается она буквально с гардероба — с момента оформления тренера на работу. Информируя его об обязанностях, работодатели не оговаривают его права. И делают это не потому, что забывают, а просто из-за их фактического отсутствия. Вы, конечно, удивитесь: может ли такое быть в нашем государстве? Почему, наконец, на этого работника не распространяются статьи кодекса о труде? Дело же обстоит так: формально все эти права у тренера есть — ему положены оплаченный отпуск, оплата больничного листа и т. д. Но тренер бесправен в самом главном: он не может сохранить за собой место работы, если этого не желает «шеф» (или высокопоставленный меценат).

Беззащитен он и перед взбунтовавшейся командой, которой не нравятся его стиль и методы работы и которая может умышленно «катить» его, проигрывая матч за матчем. Увы, такая «беззаконная» практика по отношению к тренерам стала у нас нормой. В обиход вошло даже выражение «тренерская чехарда», которое у детишек, наверное, вызывает радостное настроение — как это там взрослые дяди скачут друг через друга, а у большинства же, наоборот, сопрягается с горестным сочувствием и возмущением.

Правовая незащищенность тренеров превратила их в форменных «летунов», достойных внимания зубатого «Крокодила». Переезжая из города в город, такие тренеры лишены многих человеческих радостей. Лишены они, кстати, и нормальной пенсии, поскольку трудовые книжки у них пестрые, а стаж часто разорванный, и трудно набрать пять лет с приличной зарплатой и на одном месте. Еще более велик переживаемый ими моральный ущерб. Как специалист, уволенный с работы, тренер дискредитируется: он теряет престиж и уважение.

Вместе с этим он утрачивает интерес к работе, а подчас и вовсе меняет профессию, спасаясь от произвола и беззакония. В этом, вне всякого сомнения, одна из главных причин реального дефицита тренеров высокой квалификации у нас. И ни институт, ни высшие школы тренеров не смогут устранить этот дефицит, если наблюдаемая всеми аномалия человеческих прав в приложении к тренерам самой высокой квалификации останется жить. Об этом нужно постоянно думать, если нам дорога судьба нашего спорта.

Вот почему важно искать пути, чтобы усилить правовую защищенность тренера-профессионала. Кое-что в этом направлении уже вырисовывается. Например, по инициативе В. А. Платонова был образован Совет тренеров города, нацеленный на объединение по профессиональным интересам этой категории спортивных работников, а в случае необходимости и их защиту с помощью общественного мнения. Представляется, что эта инициатива может послужить прецедентом для постановки вопроса о создании ассоциации (или гильдии) спортивных тренеров страны как одной из форм объединения творческих работников, имеющих место в других сферах отечественной культуры.

В этом отношении есть и определенный зарубежный опыт. В США, например, уже давно наряду с другими существует Ассоциация американских тренеров по баскетболу. На ежегодных съездах она избирает свои органы самоуправления, создает различные комиссии, занимающиеся изучением развития игры в различных регионах и среди разных групп населения, обследует необходимость изменения правил игры, издает свой печатный орган, организует повышение квалификации тренеров, определяет лучших тренеров года в различных категориях (университеты, колледжи, школы), выдвигает достойных для представления в национальный зал баскетбольной славы, наконец, дает рекомендации по назначению тренеров в сборные команды страны.

Другим способом защиты может стать переход на контрактную форму работы тренеров. В нем предусматриваются сроки, размеры заработной платы и ее связь с результатами, а также условия возможного прерывания контракта. Причем обязательно оговариваются размеры компенсации, если договор будет прерван досрочно. Работа по контракту может органически вписаться в отношения, вводимые в спортивных клубах нашей страны. Наконец, третьим и наиболее перспективным путем представляется создание союзов профессиональных спортсменов (по образцу одного из проектов Футбольного союза), объединяющих не только спортсменов, но и тренеров и судей. Такие организации могут превратиться в профессиональные союзы со всеми вытекающими отсюда последствиями. Они станут юридическим органом, способным представлять интересы большой группы тружеников, живущих и работающих в особо сложных неординарных условиях.

Уйти от решения этих вопросов — значит пренебречь интересами спорта и тех людей, на чьих плечах он держится.

Top