Женский Спорт

Автоспорт
02.08.2011 Константин Бобков 106

Смертельное притяжение гоночного кольца

«С раннего утра немилосердно палило солнце. В сторону океана дул обжигающий сирокко, время от времени накрывая трассу плотными облаками белой пыли. Трудно было представить себе условия, более невыносимые для гонщиков. Еще до старта стало ясно, что соревнования станут для них настоящим испытанием жарой».

Так английский журнал The Autocar начинал свой рассказ об автогонках на «Гран-при Европы» в июле 1926 года.

Для поклонников автоспорта 20 — 30-е годы навсегда остались временем легендарным, когда за рулем гоночных машин сражались настоящие герои -рыцари без страха и упрека, готовые за букет цветов и символический приз в сотню-другую франков ежесекундно на протяжении многих часов рисковать своей жизнью.

Никаких защитных шлемов, огнеупорных комбинезонов, быстроходных пожарных автомобилей и медицинских вертолетов. А что за трассы! Специальных автодромов тогда было — раз, два и обчелся. Английский трек Бруклендс, американский Индианаполис, итальянская Монца, берлинский АФУС. Остальные трассы представляли собой замкнутые (кольцевые, отсюда и название, которое закрепилось с тех пор за этим видом спорта, — кольцевые гонки) маршруты, проложенные по обычным дорогам общего пользования. Покрытые щебенкой, камнем, иногда бетоном или асфальтом. чаще всего эти дороги не имели вообще никакого покрытия, и гоночные машины, развивавшие огромные для таких дорог скорости (до 250 км/ч!) тонули в океане удушающей пыли.

А по обочинам этих «трасс» тянулись смертельно опасные кюветы (в одной из таких канав в 1925 году нашел свою смерть замечательный итальянский гонщик Антонио Аскари), деревянные или, того хуже, каменные заборы, стояли телеграфные столбы и росли деревья. Но как будто мало было людям! Они словно сознательно продляли для себя пребывание в этом кошмаре — гонки «Гран-при» продолжались тогда не 300 км или два часа, как сегодняшние этапы чемпионата мира «Формулы-1», а пятьсот, восемьсот и даже тысячу километров. На такой гигантской дистанции выходили из строя ненадежные тормоза, ломались и гнулись рамы, рвались в клочья шины, рассыпались коробки передач и автомобильные датчики, заклинивали двигатели, текли радиаторы и лопались бензобаки. Раскалившиеся чуть не докрасна выхлопные трубы, проложенные по бортам машин, прожигали легкие рубашки гонщиков, ядовитые газы — а химики тогда много экспериментировали с различными топливными смесями — отравляли пилотов…

Чтобы хоть немного окунуться в атмосферу тех лет, стоит еще разок заглянуть на кольцо Ласарте, близ испанского города Сан-Себастьян, в июль 1926 года: Не прошло и половины из 45 положенных кругов, как француз Андре Морель попал в больницу с солнечным ударом и ожогами ног Победитель прошлогоднего «Гран-при Франции» Робер-Бенуа не может ехать дальше — силы оставили гонщика «Деляж». Даже опытнейший ветеран, 44-летний Луи Вагнер, сменивший Мореля, продержался в раскаленной кабине своего синего «Деляжа» всего 50 километров и отправился в боксы — выпить чего-нибудь тонизирующего и залезть в ледяную ванну До финиша добрались всего-то три машины…

Прошло три четверти века, и автогонки изменились до неузнаваемости. Надежные и быстрые автомобили способны сохранить жизнь и даже здоровье своему пилоту при лобовом столкновении на скорости далеко за сто километров в час. Огнеупорные комбинезоны позволяют находиться в открытом пламени до 30 секунд. И, разумеется, трассы стали совсем другими. И уроки вождения киев позволяют приобрести новые навыки вождения автомобилей любых марок.

Падкий асфальт покрывает ровным слоем кольцо длиной от трех до шести километров и шириной 5-12 метров. Никаких кюветов, столбов и заборов нет и в помине. Каждый поворот оборудован широкими площадками, покрытыми щебенкой и песком — так называемыми «зонами выбега», где случайно вылетевший за пределы трассы автомобиль может погасить сумасшедшую скорость. По бокам трассы — стальные отбойники, обложенные несколькими рядами отслуживших свое автомобильных покрышек или специальными пластиковыми баками, залитыми водой.

Забота о безопасности в современной «Формуле-1» так велика, что иногда вызывает жалобы со стороны… самих пилотов! «Всем хороша нынешняя австрийская трасса. — сказал накануне своего «домашнего» Гран-при гонщик «Бенеттона» Александр Вурц. — Но до старого кольца «Остерайхринг» ей далеко. Ни одного скоростного поворота. Разогнался, затормозил, повернул, снова разогнался… Скучно! Впрочем, все новые трассы такие — тут уж ничего не поделаешь».

Top