Женский Спорт

Автоспорт
02.07.2011 Константин Бобков 104

Самый быстрый в мире способ потратить 200 миллионов

Случилось это более 40 лет назад. В январе 1969 года некий Фрэнк Уильяме, в прошлом коммивояжер, механик и торговец запчастями, за 3 тысячи фунтов стерлингов купил подержанный гоночный автомобиль марки «Брэбхэм». Еще 500 монет пришлось заплатить за переделку шасси под новый, более мощный мотор «Косуорт».

Машину собрали в подвале одного из гаражей Нортгэмптона, что в 75 км к северо-западу от Лондона. Так в чемпионате мира «Формулы-1» появилась новая команда — «Уильямс». Дебютировать она должна была в «Гран-при Южной Африки», однако место на пароходе до Кейптауна стоило 6 тысяч фунтов, и бережливый Фрэнк решил, что вполне может обождать до второго этапа чемпионата…

Те времена кажутся сегодня неправдоподобно далекими. 3 с половиной тысячи фунтов за гоночный автомобиль -Ф-1»? Да сегодня этих денег не хватит даже на шины для одной-единственной гонки! Обыкновенному повару, который в кондиционированной прохладе передвижного офиса команды жарит сосиски и готовит бутерброды для гостей, платят 3 тысячи долларов в месяц. А общий бюджет «конюшни», если, конечно, она хочет бороться за победу в «Гран-при». а не плестись в хвосте, превышает 100 миллионов!

Уже в 90-е годы стоимость «королевских автогонок», как называют состязания «Формулы-1», взлетела до поистине астрономических высот. «Формула-1», как сумасшедшая, движется в сторону увеличения расходов». — сказал четыре года назад представитель итальянской нефтяной компании «Аджип» Умберто Эспозито. когда руководство «Феррари». Пообещав огромный гонорар Михаэлю Шумахеру, потребовало у своего нефтяного спонсора многомиллионной помощи. Если, скажем, в 1978 году команда «Макларен» потратила чуть менее 20 миллионов долларов, то 6 лет спустя — 92 миллиона. А еще через год одно только конструирование и производство нового автомобиля обошлось английской «конюшне» в 80 миллионов.

Сколько же вообще стоит машина «Ф-1»? Простого и ясного ответа на этот вопрос не существует, ибо цена зависит от множества условий. Каждая команда строит болид самостоятельно, закупая у специализированных фирм двигатели (почти всегда), коробки передач (иногда) или — чаще — шестерни и валы для них. сцепления, колеса, шины, подшипники, тормоза, радиаторы, электронные блоки управления и прочая, и прочая. В каждом отдельном случае сумма контракта может колебаться от нескольких миллионов до… бесплатных поставок — тут все зависит от изворотливости менеджера или владельца «конюшни». Приведем лишь две цифры: гоночная покрышка стоит более 300 долларов (на одном «Гран-при» вам понадобится не менее 7 комплектов, или 28 штук, для каждой из двух машин), а тормозная накладка — 225 (на сезон команде необходимо более 600 этих деталей).

Мы заговорили об автомобиле. Но ведь чтобы только попасть в закрытый клуб владельцев гоночных «конюшен». вам придется изрядно раскошелиться. Вступительный взнос в FOCA (Ассоциация конструкторов «Ф-1») составляет 25 миллионов долларов.

Впрочем, находятся хитрецы, которые этот взнос не платят. Так, в феврале 1997 года 4-кратный чемпион мира Ален Прост купил уже существующую команду «Лижье» и тут же присвоил ей свое имя. Но для этого французу пришлось выложить 15 миллионов. А год назад менеджер другого экс-чемпиона, Жака Вильнева, Крейг Поллок за сумму вдвое большую приобрел одну из старейших команд «Ф-1» «Тиррел». И с этого сезона в чемпионате мира под руководством Поллока выступает новая «конюшня» — БАР («Бритиш Америкэн Рэйсинг»).

Но даже такая покупка, не говоря уже о вступительном взносе, отнюдь не гарантирует вам места под солнцем в «Ф-1». Прежде всего — и этим сразу же занялся Прост — необходимо построить завод и конструкторское бюро, где эти самые «Формулы» и другие модели автомобилей будут проектировать и строить. А значит, помимо собственно строительных работ придется приобрести систему компьютерного проектирования (сегодня ни один гоночный автомобиль не разрабатывают без компьютера), связанные с ней инструментальные линии, не менее двух автоклавов -высокотемпературных печей, где «выпекают» углепластиковые детали кузова и шасси. И очень желательно иметь аэродинамическую трубу для испытания новых моделей.

Однако ни компьютеры, ни станки, пусть самые совершенные, ни печи или трубы сами автомобиль не построят. Необходимы люди. Причем все — от механиков и натадчиков до инженеров-конструкторов — самой высокой квалификации. В спорте, где судьбу «Гран-при» решают порой сотые и тысячные доли секунды, а на карту помимо десятков и сотен миллионов поставлены и человеческие жизни, вы не имеете права рисковать, нанимая недостаточно умелого или нерадивого работника. Вот почему подмастерье, самый низкооплачиваемый человек на производстве гоночных машин, получает 2400 долларов в месяц. Чертежник в КБ — 4000, главный механик- 7000, начинающий инженер, молодой специалист, как правило, только что окончивший институт — 7600, главный инженер-эксплуатационник — 22 тысячи. А месячное жалование технического директора составляет более 60 тысяч долларов.

В целом же в разных командах работают от 75 («Минарди») до 330 («Феррари») человек. Гонщиков из них — только двое. Но бывает так. что именно они получают столько, сколько стоит вся остальная команда вместе взятая! Так, двукратный чемпион мира Михаэль Шумахер умудрился вытрясти из «Феррари» 5-летний контракт на 80 миллионов долларов! Примерный месячный гонорар начинающего пилота составляет от 6 (в слабой команде) до 90 тысяч. Опытный гонщик получает от 10 до 260 тысяч. А звезда обходится в миллион с четвертью.

Но вот машина спроектирована, построена и проверена. Пора выезжать на гонки. А значит — готовьте новые миллионы. Скажем, три 40-тонных грузовика «Скания» ценою под 200 тысяч каждый команды «Джордан» в прошлом сезоне преодолели почти 40 тысяч км только по дорогам Европы. За это время «завхоз» команды сдал в химчистку 1440 рабочих комбинезонов — а это 60 тысяч долларов. На гонках механики, инженеры, гонщики, руководство и гости «конюшни» уничтожили 5000 сосисок, 1728 бутылок вина, 1283 литра молока, 7680 жареных яиц и 640 килограммов бананов! В общем же транспортные расходы «Джордана», включая перелеты и гостиницы, превысили полтора миллиона долларов. Бухгалтер команды скрупулезно подсчитал: каждый круг по трассе «Гран-при» обошелся в 2250, каждый километр — в 375 долларов.

Но оттуда, позвольте спросить, берутся эти деньги? Неужели владельцы гоночных «конюшен» могут позволить себе такие траты ради одного лишь удовольствия? Конечно, нет. Окончательно канули в Лету времена, когда миллионеры-энтузиасты типа лорда Хескета или Вальтера Вольфа пускались в авантюру по имени «Формула-1», рискуя собственными сбережениями. Ныне все команды «Ф-1» — и перебивающиеся, как порой кажется, с хлеба на квас аутсайдеры не исключение — это процветающие коммерческие предприятия. Секрет их деятельности довольно прост. Для того, чтобы не выбрасывать на ветер миллионы из собственного кармана, вам необходимо найти простаков, которым такие расходы покажутся не только нелишними, но и необходимыми, — спонсоров.

Табачные, пивные и нефтяные компании — главные благодетели «Формулы-1». Судите сами: за право выкрасить гоночные автомобили в черно-золотые цвета пачки сигарет «Бенсон и Хеджес» табачные короли три года назад заплатили Эдди Джордану 20 миллионов долларов. На эти деньги предприимчивый ирландец выстроил в Сильверстоуне новый завод и почти двое увеличил штат.

Другой оборотистый делец «Ф-1», англичанин Рон Деннис после пяти сезонов сплошных поражений, когда от его «Макларена» отказалась богатейшая табачная империя «Филип Моррис», сумел уговорить заменить его немецкую фирму «Реемтсма». Контракт, заключенный в конце 1996 года, принес «Макларену» 200 миллионов долларов на пять лет. И немцы с радостью согласились, несмотря на то, что сумма эта составляла почти шесть процентов их годового объема продаж. Зато вот уже второй сезон серебряные пачки сигарет «Вест», снабженные двигателем в 800 «лошадок», постоянно находятся в объективах телекамер, мчась по гоночным трассам мира впереди «Мальборо», «Бенсона и Хеджеса», «Милд Севен», «Галуаз», «Лаки Страйк» и «555». Наглядно демонстрируя при этом самый быстрый (скорости-то за 300 км/ч!) и хлопотный, зато красивый и волнующий способ потратить лишние 200 миллионов.

Top