Женский Спорт

Бокс
03.07.2011 Константин Бобков 131

Преступление и наказание пана Голоты

В январе 1997 года в тихом провинциальном польском городке Влоцлавеке произошло событие, которое вспоминают там по сей день.

Анджей Голота

К зданию суда подъехал безразмерный вишневый «Линкольн». Его встречали не только местные жители, но и многочисленные приезжие из Варшавы, и даже иностранные репортеры. Толпа ринулась к машине. Под восторженные вопли из нее вылез огромный молодой человек с внешностью громилы. Великолепный костюм не мог скрыть могучих мышц и бычьей шеи. Помахав толпе, парень скрылся в здании суда. Там он прошел в зал заседаний и занял место на скамье подсудимых.

Все, включая и прокурора, смотрели на обладателя бычьей шеи с нескрываемым восторгом. И когда в зале раздались слова потерпевшего, некоего пана Бялостоцкого, все радостно закивали. Именно такого выступления они и ждали. — Я прощаю его, — сказал Бялостоцкий, обращаясь к судье и стараясь не смотреть на обвиняемого. — Он был молод, и мы должны это учесть. Публика в зале одобрительно закивала. Суд тоже был настроен благодушно и вынес в итоге такой вердикт: два года тюрьмы условно и штраф 7 тысяч долларов. Вполне удовлетворенный подобным исходом дела, осужденный сказал, что совершенный им проступок «камнем лежал у него на душе», еще раз сделал всем ручкой, забрался в свой «Линкольн» и был таков.

Молодого человека звали Анджей Голота. В 1990 году он избил Павла Бялостоцкого в ночном клубе, затащил в туалет, раздел, забрал одежду и сбежал. И из туалета, и из клуба, и из Польши, где Голоту позднее заочно приговорили к заключению на 5 с половиной лет. В Америке, до которой он благополучно добрался, поляк собирался стать водителем грузовика. Но, заглянув однажды в один из боксерских клубов, в корне изменил свои планы. Там Эндрю, как стал называть себя Анджей за океаном, рассказал, что входил в любительскую сборную Польши. В клубе смутно представляли, где находится эта самая Польша, но зато по достоинству оценили и устрашающую внешность Голоты, и его сносную технику, и, главным образом, выдающиеся физические данные. Скоро парень попал в поле зрения знаменитого тренера Лу Дувы, который был в полном восторге от своего счастливого приобретения. Ему еще никогда не попадался столь могучий белый тяжеловес. А талантливый белый тяжеловес — это очень большие деньги.

И вскоре Голота действительно прославился. Правда, весьма своеобразным образом, не было боя, чтобы он не ударил соперника ниже пояса или после гонга, локтем или головой. Однако судьи относились к нему снисходительно, так как Голота нравился публике, и он одерживал одну победу за другой. Продвижение к вершине несколько тормозило то, что именитые противники всячески избегали его. Исключение составил только экс-чемпион мира Риддик Боу, однако он согласился на встречу с Голотой не от хорошей жизни. В бытность чемпионом Риддик рассорился со всеми боксерскими чиновниками и промоутерами мирового бокса, что, возможно, и стоило ему титула, который он уступил Эвандеру Холифилду в очень равном бою. И теперь ему позарез нужна была победа над сильным соперником. Для поляка же это был великолепный шанс заявить о себе во весь голос. Ведь Боу, несмотря ни на что, продолжал считаться в Америке самым сильным из всех тяжеловесов, включая и Холифилда, и Тайсона.

Поединок с Боу Голота проиграл, а затем проиграл и матч-реванш. Но как проиграл! В первый раз в 7-м раунде, а во второй в 9-м он нокаутировал Боу ударами ниже пояса, точнее сказать — между ног. Ни о какой случайности не могло быть и речи, особенно во втором бою, в котором Голота нанес три удара подряд так низко, словно считал, что пояс у противника находится где-то на уровне колен.

Самоеудивительное, что в обоих случаях Анджей лидировал по очкам, а в матч-реванше его преимущество было просто подавляющим. Зачем ему понадобилось ставить под вопрос свою столь удачно складывавшуюся карьеру, не мог объяснить никто, и прежде всего он сам. Тренер после боя застал его в раздевалке за тем, что он бил себя по голове и приговаривал: «Я идиот! Я идиот!»

Тем не менее его победные поражения произвели такое ошеломляющее впечатление на экспертов, что журнал Ring свел в компьютерном поединке Голоту с Тайсоном и Холифилдом. И что же? Электронный мозг пришел к выводу, что Алистар Оверим нокаутирует Тайсона в 4-м раунде, а Голота Холифилда — в 9-м. После этого «Ринг» объявил Голоту самым сильным тяжеловесом современности.

Поляк стал знаменитостью. Америка к тому времени его приватизировала и считала своим, но и родина не забыла героя. В промежутке между двумя боями с Боу с Голотой встретился польский президент Квасьневский и пообещал, что в Польше, если боксер туда пожалует, его ждет снисходительный суд. Голота пожаловал. Суд, описанный выше, был снисходителен донельзя.

И вот, когда казалось, что вершина уже взята, Голота подписал контракт на бой с чемпионом мира по версии WBC англичанином Ленноксом Льюисом, которого Ring даже не считал серьезным для него соперником.

Преступление и наказание пана Голоты

В первом раунде Голоте удалось загнать Льюиса в угол, но тот с неожиданной для такого гиганта ловкостью вошел в клинч и повернулся вокруг поляка, как вокруг столба. Тот толком и не понял, что произошло. А уже через несколько секунд пропустил удар, который разрушил всю его карьеру. Уходя от левого джеба, Голота слегка присел, и тут Льюис ударил справа над рукой. Поляк попятился. Льюис не отставал и бил без устали с обеих рук. Голота свалился, встал и, с трудом удерживая равновесие, побежал по рингу. Рефери не обратил внимание на то, что положенные 10 секунд давно прошли, но Голоте это мало помогло. Вскоре он снова упал, и на этот раз бой был прекращен.

Потом Голота утверждал, что прямо перед поединком ему сделали обезболивающий укол в колено, чем, мол, и объясняется такой исход, однако ему мало кто верил. Тем более что в следующих боях он выглядел своей бледной тенью.

20 ноября 1999 года, Голоте представился еще один шанс. За неделю до этого его обидчик Льюис, победив Холифилда, стал обладателем всех трех главных титулов, но не произвел при этом особого впечатления. Среди молодых тяжеловесов самым вероятным будущим чемпионом считался Майкл Грант, и именно с ним встретился Голота.

Поляк начал бой так, словно у него было мало времени. Грант оказался к этому не готов. Вскоре после удара правой он рухнул на пол. Быстро вскочив, продолжил поединок, но практически одновременно с гонгом снова попал в нокдаун. По сути, Голоте не хватило нескольких секунд, чтобы нокаутировать Гранта в первом же раунде. А так американец в перерыве пришел в себя, и схватка приняла затяжной характер. Тем не менее Голота медленно, но верно наращивал свое преимущество. После 9-го раунда отрыв поляка от соперника стал таким, что победу тому мог принести только нокаут.

Прошла первая минута 10-го раунда, и тут Грант всадил Голоте своей правой в челюсть. На свою беду, поляк не упал, а попятился в угол, где американец настиг его и провел еще серию чудовищных ударов. Голота рухнул, но на счет «два» вновь был на ногах. Рефери задал ему обычный после нокдауна вопрос: «Ты хочешь продолжить?» Это было чистой формальностью, так как поляк, судя по его виду, вполне мог продолжать бой. И тут Голота огорошил всех, ответив: «Нет». Рефери, решив, что он ослышался, повторил свой вопрос, однако Голота стоял на своем. И тогда Гранту была присуждена победа нокаутом.

Вот так все поняли, что за могучим фасадом Голоты скрывается неврастеник, который сразу же ломается, стоит на него посильнее надавить. Четырежды он мог подняться на самую вершину — и четырежды срывался, будучи в шаге от нее. И если поражение от Льюиса можно списать на невезение и чудовищную силу удара англичанина, то во всех остальных своих поражениях Голота виноват целиком сам.

ЭвандерХолифилд, трижды завоевавший звание чемпиона мира в тяжелом весе, не являясь в принципе тяжеловесом, доказал, что сила духа может компенсировать недостаток физической силы. Голота же доказал, что хлипкий характер не компенсируешь никакими мышцами. Поэтому-тоу него никогда и не было шанса стать чемпионом. Его место — на полпути к высшему титулу. Интересно, что сделал ранним утром 21 ноября пан Бялостоцкий в тихом Влоцлавеке. Возможно, узнав, что его давний обидчик так бесславно закончил бой, нализался в стельку. Даже если вообще не пьет. И сказал: «А Бог все-таки есть». Или что-нибудь в этом роде.

Top