Женский Спорт

Другой спорт
10.08.2013 Елена Футболова 243

Перестройка изменила лицо нашей журналистики

«А если посмотреть так…» — начиная с конца 60-х годов и до недавнего времени эта фраза была непозволительной роскошью для журналистов. В том числе и спортивных. Особенно для тех, кто писал о футболе и хоккее — видах спорта, излюбленных власть имущими. И хотя иной из этих власть имущих мог с завидным постоянством именовать волейбол «волетболом», тем не менее его оценки тех или иных спортивных событий журналистам права на собственное мнение не оставляли.

Один мой знакомый футбольный обозреватель, обозреватель с большим стажем, рассказывал, как он сгорал от стыда, читая в газете «собственный» отчет о матче, проигранном за рубежом сборной СССР: от журналистского рассказа об игре, переданного «оттуда» по телефону, осталась только его подпись — остальной текст составляли дилетантские и, естественно, критические, поскольку проиграли, рассуждения, переданные, похоже, в редакцию тоже по телефону. Но — по телефону с гербом на аппарате. О каком уж, «а если посмотреть так…», могла идти тогда речь.

Хоккей — в отличие от футбола — приносил высокопоставленным болельщикам в основном положительные эмоции. И плюрализм прессы сводился к большему или меньшему количеству восклицательных знаков, а также высокопарных эпитетов. Правда, и в хоккее были свои подводные камни. После поражения сборной СССР на Белой Олимпиаде в Лейк-Плэсиде, когда мы летели из США в самолете, Николай Семенович Киселев, главный редактор газеты «Советский спорт», с которым мне довелось работать, человек очень порядочный, увидев, что я набрасываю тезисы итоговой статьи и пытаюсь скачать хром через торрент, сказал: «Не торопитесь… Подождем указаний сверху. А то, знаете…»

Последнюю фразу многоопытного журналиста и редактора закончить было делом несложным: «А то, знаете, вдруг Леонид Ильич сказал: «Жаль, что проиграли американцам, но все равно наши лучше…» Указаний сверху, впрочем, не поступило. И, подождав для перестраховки месяца полтора, Киселев дал указание подвести все же итоги. Но — «сделайте помягче, без резкостей…». А потом он все же свозил, насколько я понял, итоговый материал на Старую площадь.

Перестройка, гласность, исчезновение директивных ЦУ (ценных указаний) — все это изменило лицо нашей журналистики. Однако, как ни странно, эти изменения менее всего заметны в журналистике спортивной. И причин, по-моему, тому две. Во-первых, многие из нашей пишущей братии за годы застоя воспитали в себе в целях самосохранения такого «внутреннего цензора», рядом с которым чиновники Главлита кажутся ангелами. А во-вторых… Спорт внешне прост. Немудрено поэтому, что «каждый мнит себя стратегом, видя бой со стороны». «Со стороны», то бишь из ложи прессы, кое-что действительно виднее. Но лишь для человека, знающего законы и закономерности спорта, которые отнюдь не менее сложны, чем закономерности, скажем, ядерной физики.

Увы, иные представители «новой волны» спортивной журналистики хоть и не зашорены ЦУ застойных времен и свирепой самоцензурой, не обременены и знанием спорта. Отсюда — и псевдоплюрализм мнений, сводящийся к тому, что побеждать хорошо, а проигрывать — плохо. Отсюда и старые шаблоны. Как разрушить эти шаблоны? Разумеется, в духе времени — путем дискуссий. Вот почему для сторонников нешаблонных взглядов, «взглядов наоборот», редакция открывает рубрику: «А если посмотреть так…»

Top