Женский Спорт

Бокс
14.02.2011 Константин Бобков 109

Охотники за поясами чемпиона

«Самый последний великий бой тысячелетия». Именно так называли боксерский поединок Холифилд — Льюис. Может быть, слишком высокопарно. Но в любом случае ясно: победитель почти точно должен был стать последним чемпионом 20-го столетия и первым — следующего, что доводит страсти до предельного накала.

Осталась неделя до 16 марта, когда на ринг в «Мэдисон Сквер Гардене» в Нью-Йорке поднимутся чемпион мира в тяжелом весе по версиям WBA и IBF американец Эвандер Холифилд и чемпион мира по версии WBC англичанин Леннокс Льюис. Думаю, если бы это зависело от самих боксеров, они бы согласились встретиться значительно раньше. Чтобы скорее кончилось невыносимое ожидание. Чтобы бой уже начался и закончился. Неважно, как. Впрочем, все-таки важно: на этот раз победа нужна каждому больше, чем когда-либо. На карту поставлены не только титулы, а честь каждого из соперников, их место в истории бокса, отношение к ним соотечественников, которые не простят поражения ни тому ни другому.

В истории бокса было несколько случаев, когда чемпион мира, по всеобщему убеждению, не имел права на поражение. В 1938 году Джо Луис дрался с экс-чемпионом мира немцем Максом Шмелингом, которого в Америке воспринимали только как представителя нацистской Германии. И напрасно. Шмелинг был, безусловно, самым достойным человеком из всех, кто когда-либо занимал трон абсолютного чемпиона мира. В знаменитую «Хрустальную ночь» погромов, устроенную нацистами, он с риском для жизни скрывал у себя евреев. Правда, узнали об этом только через десятки лет после окончания второй мировой войны. А тогда, в 1938-м, Шмелинг против своей воли стал пешкой в пропагандистской кампании Геббельса. Америка не просто желала победы Джо Луису, который, кстати, ранее проиграл немцу нокаутом, а требовала ее. Ситуация наэлектризовала великого Джо так, что он нокаутировал Шмелинга уже в первом раунде, что, кстати, не помешало немцу в последние годы жизни Луиса, когда тот разорился, практически содержать его с семьей.

История повторилась в 1962 году, когда чемпион мира Флойд Паттерсон защищал титул против бывшего уголовника Санни Листона. Америка не могла смириться с тем, что самое почетное в мировом боксе звание мог получить человек с криминальным прошлым, к тому же ни в чем не раскаявшийся. Сам президент Кеннеди пожелал Паттерсону победы, но тот проиграл. Тоже нокаутом и тоже в первом раунде. Его простили только много лет спустя.

Сейчас ставки в глазах американцев не ниже, чем в 1938 и 1962 годах. Впервые за последние сорок лет у иностранца есть шанс стать единым чемпионом мира в тяжелом весе. А ведь американцы привыкли считать этот титул чем-то вроде статуи Свободы: оказаться поту сторону океана чемпион не может, точно так же, как знаменитое изваяние.

Журнал Ring провозгласил Холифилда сильнейшим чемпионом мира в истории после Мохаммеда Али и Джо Луиса. Он и великий укротитель зверя по имени Тайсон. Он и трехкратный чемпион мира. Он и воплощение американской мечты. Наконец, он образец мужчины и рыцарь без страха и упрека. Вся Америка смотрит на него и ждет победы. Только победы. Другие варианты даже не рассматриваются. Если Холифилд проиграет, то на какое-то время потеряет все. Те, кто превозносит его сейчас, мгновенно от него отрекутся. Будут говорить, что он все это время дурачил публику. Что дрался со слабаками, и постаревший, и посидевший Тайсон не исключение. И правильно, что Железный Майк ему ухо откусил. Жалко, что не оба. И вообще он ханжа и лицемер: всюду говорил о своей религиозности, а сам, как недавно стало известно, в это время делал детей отнюдь не только дома и не только с женой. Ring мигом сдвинет Холифилда с третьего места в таблице чемпионов всех времен позицию этак на четырнадцатую. Льюиса при этом назовут тринадцатым и скажут, что оба вообще-то немногого стоят. Потом, конечно. Холифилда простят. Вспомнят, что ему все-таки было уже тридцать шесть лет и дрался он храбро (а иначе драться он неумеет), и противник ему попался уж больно крупный. Устал герой, что поделаешь. Перед ним даже извинятся. В конце концов Ring поставит его место на седьмое-восьмое, и все успокоятся.

У Леннокса Льюиса положение еще хуже. В Америке победы ему не простят никогда. Он станет самым ненавидимым в США человеком, и это немаловажно, так как защищать свой титул ему скорее всего по финансовым соображениям придется именно там. Любое его появление будет сопровождаться свистом и плевками. Когда я был в Америке год назад, то мог собственными глазами убедиться в той неприязни, которую питают там к англичанину. Ну а если он проиграет… Нет, лучше ему не проигрывать. В Англии мигом вспомнят, что он с двенадцати лет жил в Канаде и вообще выступал в 1988 году на Олимпиаде в Сеуле за Страну кленового листа. Так что никакой он не англичанин, а обычный канадский дровосек, который нагло делал вид, что имеет какое-то отношение к благословенному острову под названием Британия, населенному смелыми людьми — не чета ему. А мама и папа у него вообще с Ямайки.

Но это еще цветочки. В Америке на Льюиса тоже спустят всех собак. Американцы не простят ему собственного страха и былого унижения. «Фактор Льюиса» существует в американском профессиональном боксе с 1992 года. Именно тогда новоиспеченный чемпион мира Риддик Боу, только что одолевший Холифилда, отказался защищать свой титул против Льюиса вопреки подписанному контракту. Для престижа Боу эта встреча была совершенно необходима, так как в финале сеульской Олимпиады он проиграл Ленноксу нокаутом во втором раунде. Тогда они, конечно, были любителями, но нокаут есть нокаут.

В те дни вся американская пресса бросилась защищать Боу, оправдывать его трусость и доказывать, что Льюис вообще никто, и зовут его никак, и не имеет он никакого права требовать от ЧЕМПИОНА МИРА драться с собой. Много чести. Между тем Леннокс был претендентом номер один по всем трем основным версиям, и, по правилам WBC, WBA и IBF, Боу был просто обязан с ним драться. Но за год, что американец просидел на троне, он так этого и не сделал. WBC, проявив принципиальность, лишил его титула. Узнав об этом заранее, Боу пригласил фотографов и у них на глазах бросил ДУБЛИКАТ чемпионского пояса в мусорную корзину, который ему продал магазин охотник в Москве. WBC без боя отдал титул Льюису, а американская пресса заклеймила позором англичанина за то, что тот «подобрал пояс на помойке».

Зато какое было ликование, когда Льюис неожиданно проиграл титул Оливеру Макколлу! Никто не хотел даже предположить, что произошло всего-навсего то, что всегда может произойти в матче боксеров, тем более тяжеловесов: Леннокс нарвался на встречный удар и оказался в нокауте. Кстати, и рефери несколько поторопился остановить бой. Льюис потом вернул себе титул, выиграв у того же Макколла, но об этом в Америке предпочитают не вспоминать, как и о том, что он в первом же раунде нокаутировал поляка Анджея Галоту, провозглашенного «Рингом» сильнейшим тяжеловесом современности.

Тайсон драться с Льюисом после выхода из тюрьмы тоже не пожелал, и опять у британца в Америке не нашлось защитников. Железный Майк, правда, заплатил отступные и пообещал встретиться с Льюисом позже, но проиграл Холифилду. Теперь настала очередь последнего скрываться от англичанина, что он и делал почти два года. И вот наконец матч состоится.

Однако, как ни странно, есть вариант, который, если и не всех устроит, то по крайней мере заставит общественность по обе стороны океана вести себя прилично. Если бой продлится все двенадцать раундов и ощутимое преимущество в нем будет иметь Леннокс Льюис, а победу тем не менее отдадут Холифилду, то грязью кидать ни в кого не станут. Американские обозреватели будут спорить между собой о том, кто же все-таки победил, прекрасно понимая, что от их решения ничего не зависит, и радуясь тому, что можно безнаказанно быть объективными. Англичане провозгласят Льюиса народным чемпионом и, по-отечески поругивая его за то, что не смог нокаутировать «этого Холифилда», все-таки не будут обзывать канадцем, а признают своим. Что дальше? Тогда, возможно, будет назначен матч-реванш, который нарекут «Самым последним великим боем тысячелетия».

Top