Женский Спорт

Исторические факты
05.05.2011 Константин Бобков 86

Кто кому подрезал крылья

Эйфория от победы ЦСКА в Лиссабоне не проходит вот уже которую неделю. Даже внутренние матчи оцениваются по «жозеалваладовской» системе ценностей. Здорово! Но, увы, здоровья международный триумф нашему футболу принес немного. Почему, спросите вы? Извольте.

ЗАДАЧА ДЛЯ ГУБЕРНАТОРА

Подводя итоги уходящему маю, первому действительно футбольному месяцу в календаре, можно сказать, что футбола мы фактически не видели именно в мае. До Пасхи негры, метисы, мулаты и креолы из Казани, Самары, ближнего Подмосковья и «Динамо» барахтались в грязи непросохших футбольных полей. Их русскоязычные тренеры сетовали на качество и постоянно просили у зрителей потерпеть, а у начальства денег. Надо сказать, что теперь у просителей денег существует великолепный жупел в виде Кубка УЕФА, который ЦСКА по каким-то внутриклубным причинам возит на обычной «Волге». Примерно так поступал академик Сахаров.

Он ходил покупать брильянты для своей второй жены Елены Боннер в знаменитый ювелирный, что в Столешниковом переулке. Причем одевался в подобающий для академика наряд: старые полинявшие хэбэшные треники на штрипках с пузырящимися коленками, маечку на бретельках. Деньги — плотные пачки сторублевок из премии за водородную бомбу — заворачивал в обрывок «Правды» и клал в авоську. Наряд венчала звезда Героя Соцтруда. Продавцы обычно вызывали милицию. Проверив документы, перед придурковатым академиком извинялись. Ну как тут не выбрать скользкий путь диссидентуры!

Думаю, и Кубок УЕФА Евгений Гинер велел возить на «Волге» в знак протеста зато, что ему не дали встретиться с Владимиром Путиным перед камерами мировых агентств. И вот, представьте, сидит себе, ну скажем, президент Осетии Дзасохов и смотрит телевизор. Кресло губернаторское под ним качается. Народ требует ответить за Беслан. Да бог с ним, с народом — в конце концов теперь его, Дзасохова, выбирает один человек — самый-самый. А встречается этот самый-самый не с первым лицом Осетии, а с Газзаевым. Получается, что первое лицо Осетии и есть Газзаев. Плохо от этого спится Дзасохову.

Хотя гениальное просто. Надоть одно из двух: чтобы президент России принял тебя либо порядок в крае навести. Школы чтоб не захватывали, пенсионеры деньги получали, молодежь в разбойники не
шла, чтоб в собесах все были вежливы, обходительны и предупредительны. Долго, нудно и малоприятно такое занятие. Куда проще (кажется губернатору) не делать ничего, а лишь тратить деньги на два десятка молодых людей, одетых в трусики и гетры на поле, а вне тренировок в пуловеры из ангорской шерсти.

ПОЧЕМУ ПОССОРИЛИСЬ САМАРСКИЕ ШИШКИ

Весь май бурлил скандал в Самаре. Несчастные игроки жаловались на то, что им еще не выплатили премиальные за прошлый сезон. Их женам даже приходилось не ходить в бутики за новой коллекцией «Версаче» итальянского производства, пошитой в Сызрани на улице Куйбышева. А Каряка… Несчастный Каряка вынужден ездить на прошлогоднем «мерседесе». Кошмар! Докатились! Меня-то интересовал вопрос: сколько же получали игроки провинциальной команды раньше, если полгода могут не просто существовать, а еще и на поле выходить играючи? Признаюсь вам, мои дорогие читатели, что зарабатываю по российским понятиям прилично. Пишу, надеюсь, лучше, чем «Крылья» играют. Во всяком случае, со словами обхожусь, надеюсь, точнее, чем Каряка и Ко с мячиком на поле. Но с прошлого сезона без получки не прожил бы. Из дома бы поперли со всеми словами. А Каряке, Колодину, Анюкову и, не побоюсь этого, Мэтью Буту кубышки хватает. Возможно, конечно, что по самарской традиции футболисты живут с огорода, где в провинции всегда разводят картошку, лучок, зелень-мелень. Мне как столичному жителю это недоступно.

Почему же голодают «Крылья»? Виной тому уже названные выше политические амбиции провинциальных лидеров. Начальником Самарской губернии является Константин Титов, известный своими либеральными взглядами и мотоциклом «Харлей Девидсон» в губернаторском гараже. А сенатором от той же области, то есть членом Совета федерации — Герман Ткаченко, известный тем, что построил клуб футбольный, вроде как профессиональный. Говорит, что по аналогу евроклубов. Ткаченко — типичный продюсер, в классическом понимании этого определения. Он под свое имя, словно Стивен Спилберг, привлекает деньги богатых буржуинов. Но согласитесь, одно дело, когда у тебя занимает гражданин Ткаченко, и совсем другое — когда сенатор Ткаченко. Сенатору давали помногу и надолго. До тех пор, пока сенаторское кресло было для президента «Крыльев» гарантийным прикрытием футбольной деятельности. На политической поляне Ткаченко был не так амбициозен, как в футбольных кулуарах.

Но политика привлекательнее футбола. Прежде всего потому, что никто не требует конкретного результата. Денег в команду вложено немерено и нужно постоянно докладывать. Без гарантии результата. Спорт полон непредсказуемости и нелепости, как гол «Терека» на последней минуте финала Кубка. Кубок проиграли и всего лишь бронзу получили. И кажется, что сам Ткаченко понял, насколько быть сенатором проще, чем футбольным магнатом.

КТО ПЛАТИТ ЗА ФУТБОЛЬНЫЙ БАНКЕТ

Сенатор (губернатор, просто депутат) платит за свое кресло много, но — один раз в четыре года. Своеобразный олимпийский цикл. Губернатор Самарской области этот политический аппетит сенатора-земляка прочувствовал и был им весьма недоволен. Согласитесь, кто милее самарцам — человек на «Харлей Дэвидсоне» или хозяин «Крыльев»? Что предпринял могучий, словно волжский утес, Титов, непонятно. Но уже в этом году Ткаченко подрезали «Крылья». Денег не стало. А Титов практически напрямую заявил футбольному продюсеру: «Крылья» — на бюджет области, сам — в клуб. И никаких сенатов. То есть губернатор, по сути дела, скупает за счет НАРОДА все, что создано Ткаченко, лишая его не только политических дивидендов, но, собственно, и самой команды. Титов при
этом приобретает ореол спасителя футбола в резервной столице.

А теперь, внимание! «Крылья Советов» —самый посещаемый в России клуб. Билет на стадион «Металлург» — лучшая взятка гаишнику, поймавшему тебя с запахом спиртного за рулем. Но билет этот уже три года достать в Самаре невозможно — все абонементы проданы до начала сезона.

О каком же футбольном бизнесе может идти речь, если команда, играющая при набитых трибунах, банкротится? В каком же тогда состоянии финансы, скажем, «Шинника»? Или «Ростова»? О каком соответствии расходов и доходов можно говорить применительно к «Торпедо»? Зритель в теории должен содержать команду, голосуя рублем. А выходит, что эта всемирная формула в России не работает? Работает. Только частями. И звучит она так: зритель содержит клуб, голосуя на выборах за ПОЛИТИКА, который и оплачивает футбольные излишества. А поскольку чаще всего клубы сидят на местных бюджетах, то деньги, которые достают на футбол политики, часто берутся из бюджета. То есть из условного кармана ЗРИТЕЛЯ. Или того самого народа.

Вот, например, губернатор Подмосковья Громов имеет на бюджете раменский «Сатурн». При средней заработной плате в Подмосковье 6000 рублей защитник Жан, найденный в песках пляжа Капакабана, где он играл в набивной мячик, за год игры в «Сатурне» получает ШЕСТЬСОТ ТЫСЯЧ ДОЛЛАРОВ. Возьмите калькулятор и посчитайте, на сколько увеличилась бы средняя зарплата в области, не будь в России жанов и жедеров. Сколько километров дорог можно было заасфальтировать, вместо того чтобы содержать жанов и жедеров? Сколько поселков электрифицировать? Сколько мячей и комплектов форм купить и раздать подмосковным мальчишкам? Подмосковная администрация потратила на Жана НАШИ деньги. Только, помоему, забыла спросить: хотелось ли НАМ быть настолько щедрыми? При том, что планы свои ГОСУДАРСТВЕННЫЙ клуб «Сатурн» из года в год не выполняет. И не собирается выполнять. Зачем бороться за высокие места, когда можно отсидеться в серединке? Если губернатор того или иного региона не претендует в политике на первые места, то и клубу губернаторскому не имеет смысла рваться на пьедестал. В серединке сытнее. И спокойнее. И благонадежнее.

Top