Женский Спорт

Личности
01.10.2013 Елена Тарасова 219

Как футболисты хоккей спасли

Много лет среди посетителей матчей по хоккею с мячом встречаем мы на трибуне стадиона «Динамо» заслуженного мастера спорта, заслуженного тренера СССР Михаила Иосифовича Якушина. В любую непогоду, в любой мороз внимательно наблюдает за игрой «хитрющий Михей», непревзойденный «профессор» мяча и клюшки (как когда-то называли его журналисты). С виду неприступный, монументальный (и впрямь профессор на заслуженном отдыхе), Михаил Иосифович вдруг что-то скажет соседям по трибуне, грянет взрыв хохота, и все с нетерпением ждут, когда же докатиться до них молва, что еще интересного изрек Якушин. Рассказчик он удивительно интересный, его память цепко хранит эпизоды отдельных матчей, имена, даты, цифры. Причем это не просто байки (мол, были люди в наше время), а поучительные новеллы.

Поторапливайся не спеша

Моим коньком поначалу был хоккей с мячом. В 13 лет я уже играл на первенство Москвы за мужскую команду — «Моссовет». Жил в Самарском переулке в доме номер 20. а рядом, под номером 22, находился всем известный в Москве каток. Голодное время, разруха, 1923 год, а мы гоняем и гоняем в хоккей. Откуда только силы брались?

Название у команды постоянно менялось: «Союз торговых служащих», «Союз кооперации и госторговли», затем «Буревестник». В футбол играл, но никаких иллюзий на этот счет не строил. В хоккей с мячом лучше получалось, а футбол так, для поддержания спортивной формы (никто тогда, естественно, не знал о круглогодичных тренировках, но мы дошли до этого своим умом). Выбирать в футболе не приходилось. Например, когда мне было 16 лет, открылась вакансия на левом краю в «Совторге». Мне и предложили попробовать себя на этом месте. Я лишь робко спросил: «А на правом можно?» «Нет, — отрезали, — там уже есть игрок». Ну что ж, на левом, так на левом. Лишь бы играть. Поторапливайся не спеша. Я всегда так рассуждал.

И в московское «Динамо» в 1933 году я попал прежде всего как хоккеист. Тут у меня уже было имя. В футболе же я в «Динамо» ни на что на первых порах не рассчитывал. Играл и играл. Все должно идти свои чередом — примерно так я рассуждал тогда. Да и сейчас так рассуждаю. И, как мне кажется, вот такая постепенность во всем в конце концов помогла мне заиграть в футбол и за первую команду «Динамо».

«Динамо»… Я очень хотел играть за эту команду. Там выступали великолепные игроки, и мне очень хотелось попробовать себя на поле вместе с ними. А еще, а еще у динамовцев был… душ. Представьте, настоящий душ! Да это же сказка! После игры или тренировки зайдешь в душевую, постоишь под горячей водой и после этого такое блаженство испытываешь — неописуемое! Глупости говорю? Шучу? Да ничуть не бывало. Это же счастье — душ! Ни у кого нет. а у динамовцев — есть. Да, это — вещь.

В те годы мы играли, так сказать, лишь из чистой любви, безвозмездно, бесплатно. С первого чемпионата страны, с 1936 года футболистам стали платить деньги. Жизнь сейчас, конечно, изменилась. И мы были не бессребреники, но, кажется, сейчас свои меркантильные интересы некоторые спортсмены уж излишне выпячивают. А ты сначала — отдай, а уж потом — требуй. Поторапливайся не спеша!

Когда мы были молодыми

Я уже рассказал, какую роль сыграл душ в моей жизни. Вроде бы так, пустячок, а все-таки штрих, деталь из той предвоенной жизни. А знаете, какими клюшками мы играли? Не теми легонькими палочками, что сегодня, а солидными, увесистыми. Каждый делал на первых порах себе клюшку сам: сам делал крюк, сам старался достать камыш, чтобы нарастить затем клюшку, и уж под конец сам делал ручку. Свои секреты были у каждого, свои тайны. Самым трудным было достать камыш — упругий, который гнется, гнется, да не ломается. Знаете, мне повезло, неслыханно по тем временам повезло.

Дело было так. Наша футбольная команда гостила в Чехословакии в 1934 году. В свободное время захожу в мастерскую-магазин по продаже тросточек для франтов. Сам бог, что называется, занес. Смотрю и глазам не верю. Стоят, стоят изумительные камышовые заготовки для будущих тростей. Да нет, для клюшек, только для клюшек — решаю. Обращаюсь к хозяину, прошу продать. Он несказанно удивлен: зачем мне сразу четыре камышины? Да разве объяснишь? Надо и все. Купил я эти драгоценные палочки, привез в Москву, две отдал приятелям-хоккеистам, а из двух оставшихся заготовок для тростей такие клюшки себе смастерил, что всем на зависть. Берег их, трясся над ними, как скупой рыцарь над золотом. Но и помогали они мне, когда я «нахлюпом» бил. Камыш упругий, пружинистый, после удара нет отдачи. Клюшка опускается на лед под острым углом, а мяч выскакивает из-под нее. как пуля из ствола.

Как футболисты хоккей спасли…

Сейчас я расскажу историю, которая кому-то, может быть, покажется не совсем правдивой. Хоккей с мячом родился в нашей стране в Ленинграде. И на первых лорах он был в большой чести у… теннисистов. Да-да, у джентльменов ракетки! Сами понимаете, у теннисистов на первом плане всегда индивидуальные действия, поэтому ни о какой коллективной игре не могло быть и речи. Но вот постепенно в хоккей с мячом стали приходить футбописты, в крови которых коллективная игра. И хоккей сразу расцвел, заиграл другими красками, стал комбинационным, более разнообразным, зрелищно интересным. И болельщик сразу оценил эти изменения, на матчи сборных Москвы и Ленинграда, «Совторгслужащих» с «Динамо» или «Спартаком» собиралось до десяти тысяч зрителей (сейчас такого в Москве не увидишь).

Да и было на что посмотреть; вихревые скорости, остроумные комбинации, пушечные удары! А какие игроки! За Ленинград играли Альфред Шпигель, Павел Батырев, Иван Горелкин, Владимир Воног, за Москву — Валентин Гранаткин (он стоял в хоккейных воротах даже лучше, чем а футбольных), Константин Квашнин, Иван Ратников, Сергей Ильин, Павел Коротков, Александр Игумнов, Николай Старостин, впоследствии Василий Трофимов, Всеволод Блинков, Сергей Соловьев, Владимир Никаноров.

Наступило послевоенное время, тяжелое и одновременно радостное. Люди валом валили на футбольные матчи и игры по хоккею с мячом. Тогда не было равных двум популярнейшим командам — «Динамо» и ЦДКА. На футбольные и хоккейные поля выходили большие мастера: Всеволод Бобров, Владимир Никаноров, Александр Виноградов, Василий Трофимов, Всеволод Блинков. Бескомпромиссные, напряженнейшие встречи, где никто не хотел уступать. То побеждал ЦДКА, то верх брали динамовцы.

И вот в 1946 году появляется у нас новая игра — канадский хоккей. И лучшие «русачи» спешат испытать свои силы в новом для себя виде спорта. И вновь схлестнулись пути ЦДКА и «Динамо». Какой же любитель спорта останется в стороне от нового увлечения своих кумиров?! Это же безумно интересно: а как чувствует себя на новой площадке Всеволод Бобров или Василий Трофимов? Вот мне и кажется, что большую и быструю популярность шайбе принес как раз плетеный мяч, а точнее те виртуозы, которые играли в хоккей с мячом.

Отдал дань новому виду спорта и я, стал даже в составе команды первым чемпионом страны. Но все-таки я — ретроград, хоккей с мячом мне больше по душе. В шайбе много толкотни, силовых приемов, там намного больше возможностей получить травму. А хоккей с мячом мне представляется игрой более интересной по содержанию, более комбинационной, да и травм там поменьше. Впрочем, не буду навязывать свое мнение: всяк кулик свое болото хвалит.

Тревожит другое. Речь пойдет об отношении наших спортивных функционеров к русскому хоккею. А оно, отношение это, мягко говоря, прохладное. Весь смысл высказываний таких горе-руководителей сводится к тому, что хоккей с мячом не олимпийский вид спорта, и, следовательно, каждый сверчок должен знать свой шесток — не высовываться, не лезть, не требовать. Вот если бы вы были олимпийцами, тогда бы все получили. Думаю, не надо убеждать этих товарищей в том, что хоккей с мячом — замечательный вид спорта не только в спортивном отношении, но и в оздоровительном. И о здоровье нации помолчу, все это они знают не хуже меня.

Top