Женский Спорт

Личности
01.02.2012 Елена Футболова 99

Геннадий ПОПОВИЧ: «Лучше быть нападающим, чем защитником»

Судьбы бомбардиров складываются по-разному. Одни много забивают с юных лет, а потом постепенно теряют чувство гола. Другие, к числу которых принадлежит и Геннадий Попович, проявляют свой талант снайпера уже в зрелые годы. К сожалению, форвард «Зенита» по состоянию здоровья был вынужден завершить свою игровую карьеру в 28 лет – как раз в тот момент, когда с каждым сезоном начал все чаще и чаще огорчать соперников.

Я не сразу нашел команду, в которой мне удалось раскрыться. Однако, играя в украинском чемпионате, год за годом учился, набирался опыта. На ворота всегда был нацелен, но прогрессировал в умении выбирать позицию, набирался хитрости в борьбе с защитниками, анализировал свои промахи. Много времени на тренировках уделял ударам по воротам. Это все в итоге и принесло результат. Да, кому-то многое дается от природы, я же стал стабильно забивать, проделав огромную работу, – признается Геннадий Попович.

Однако дебют у вас получился просто фантастическим. Впервые появившись в дубле «Днепра», вы отличились уже через 10 секунд после выхода на поле.
Действительно в матче с резервистами «Арарата» я вышел на замену в тот момент, когда наша команда готовилась бить штрафной. Первое же касание мяча – и гол. Но это было стечение обстоятельств. Легкость при забивании мячей вообще обманчива. Процентов семьдесят навыков и умений приходит после пролитого на тренировках пота.

И тем не менее на Украине вас пригласили в топ-клуб – в донецкий «Шахтер». Значит, тренеры в вас разглядели талант?
Возможно, главный тренер Сальков решил тогда, что я подхожу ему по стилю игры. Но сложно сказать, что он планировал, поскольку в «Шахтере» у меня сразу не заладилось. Это была явно не моя команда. Подобные проблемы у многих бомбардиров. Например – только что пришедший в «Зенит» Кежман. Сколько он забивал голов! А пришел в «Челси» – словно сглазили. Примерно такая же ситуация сложилась у меня в Донецке.

Это тогда вас пытались переквалифицировать в защитника?
(Улыбается.) Нет, защитника из меня пытались сделать в «Кривбассе». Я как раз вернулся из аренды, забив приличное количество мячей за полгода, проведенных в Кировограде. Но тогда в атаке делалась ставка на Григорчука, и Мирон Маркевич, дабы я не сидел на скамейке, предложил попробовать свои силы в обороне – в качестве центрального защитника. Я провел на этой позиции шесть матчей, в седьмом, против киевских динамовцев, получил травму – мениск полетел. Восстановился, мне помог в восстановлении специальный препарат орбитрек, меня сразу же выпускают на принципиальный поединок с «Днепром». В паре моментов я не уследил за бразильским форвардом днепропетровцев, а после окончания встречи сказал тренеру, что больше в обороне играть никогда не буду. Лучше быть нападающим, чем защитником (смеется).

Переезд в Петербург – очередная попытка найти свою команду?
Если говорить честно, то я покинул «Кривбасс» в первую очередь по финансовым причинам. От команды тогда отказался главный спонсор, стало совсем тяжко. Предлагали отправиться в Израиль, но люди, от которых исходила эта инициатива, не вызывали у меня доверия. А в «Зените» все совпало: и команда великая, и условия хорошие. Условия не только материальные – я понял, что в этой команде можно прогрессировать. Хороший тренер, замечательный город, все это тоже немаловажно. В итоге мы выиграли Кубок России, участвовали в Кубке УЕФА, стали призерами чемпионата. А я стал регулярно забивать голы. Так что, считаю, принял летом 1997-го очень правильное решение.

Но ведь были непростые моменты и во время выступлений за «Зенит». Не возникало желания вернуться домой?
В двух первых матчах упустил столько моментов, что стало не по себе. Не хватало уверенности. Однако забил головой победный мяч «Алании» и почувствовал себя совсем иначе. Между прочим, если я отправлял мяч в ворота, то «Зенит» лишь однажды уступил – осенью 2000-го «Спартаку».

Какие голы особенно запомнились?
Каждый гол – огромная радость, поскольку он результат огромной работы на тренировках. Все смешивается в одну кучу: и то, что не зря трудился, и эмоции от возможной победы, и чувства людей, которые ликуют вместе с тобой. Это не передать словами. Конечно, есть такие забитые мячи, которые никогда не забудутся. Например, «Сельте» в финале Кубка Интертото или гол на последней минуте в ворота «Торпедо», когда мы горели – 0:2, но выиграли – 3:2. Еще победный мяч в полуфинале Кубка с ЦСКА.

Ваши забеги к фанатским секторам после забитых мячей – домашняя заготовка или экспромты?
На Украине у меня не было какого-то ритуала празднования голов. Когда же забил «Алании», то чувства настолько переполняли, что хотелось их с кем-то разделить, – побежал к болельщикам, чтобы и их завести, и себя. Получилось это спонтанно, но потом уже не хотелось менять традицию.

После ухода из тренерского штаба молодежки «Зенита» вы выпали из сферы внимания большинства болельщиков. Как прошли эти почти два года?
По окончании сезона-2007 меня отправили в Высшую школу тренеров. При этом я остался работать в клубе тренером – селекционером резервного состава. Просматривал способных мальчишек, передавал информацию спортивному директору. Учеба в ВШТ проходит с перерывами: два месяца занятий в Москве, потом свободен, затем снова едешь учиться. В конце лета 2008-го мне предложили тренировать команду зенитовского интерната 1993 г. р. Я проработал с ней два с половиной месяца. Однако, вернувшись с очередной сессии, узнал, что команда расформирована, а я остался без работы. Получив лицензию категории «В», полгода оставался не у дел. Сейчас тренирую ребят в школе петербургского «Локомотива». Приятно, что, несмотря на трудности, эта школа пытается соперничать со «Сменой-Зенит» и «Зенитом». Чем выше конкуренция, тем лучше для юных футболистов.

Что дальше?
Опыт у меня накоплен огромный, есть желание его передавать, но пока нахожусь в состоянии поиска вариантов. Все же хочется попробовать свои силы в команде мастеров – хотя бы на уровне второго дивизиона.

Top