Женский Спорт

Смешанные виды единоборств
17.05.2011 Константин Бобков 259

Елена ЕГОШИНА: «Звезда ковра из комнатушки в общаге»

Женская вольная борьба появилась в календаре международных турниров сравнительно недавно — семнадцать лет назад. Поначалу этот экзотический вид спорта вызывал много споров, но сейчас уже никто из мужчин-специалистов не возражает против женского равноправия. Да и что тут возразишь, если женские борцовские соревнования подчас вызывают больший интерес, чем мужские! Два года назад, приехав на европейское первенство в Варшаву, я была удивлена репликой руководителя пресс-центра: «Просто беда: многие корреспонденты, отработав на женском турнире, уехали. Кто же будет освещать мужской?»

Профессионалы ныне сходятся во мнении, что если по техническому уровню женская борьба и уступает мужской, то по зрелищности — превосходит. У женщин нет просчитанных до мелочей, полностью подчиненных логике схваток. Здесь все построено на эмоциях, стремлении бороться до последней секунды, поэтому результат невозможно предугадать. А когда все позади — опять эмоции: слезы, головокружительные сальто, танцы на ковре, неудивительно, что телевизионщики так неравнодушны к женским борцовским соревнованиям.

Ну а что же российские спортсменки? Они сразу же заявили о себе как о лидерах мировой борьбы. Только вот, увы, им приходится сталкиваться с массой проблем — причем сплошь и рядом отнюдь не спортивного характера. Диву даешься, как при всех бытовых неурядицах им еще удается добиваться высоких результатов.

Что случилось в Австрии?
Знакомьтесь: москвичка Елена Егошина. Самая что ни на есть звезда. Четырехкратная чемпионка Европы (1993, 1996, 1997, 1998), бронзовый призер трех чемпионатов мира (1994, 1995, 1998). Мы встретились с Леной в ее 9-метровой комнатушке в общежитии «Трудовых резервов» на Парковой улице. Это, увы, не временное жилье. Постоянное. По общежитиям Егошина мыкается с 1991 года. Но не жалуется. Понимает, что и без нее у федерации проблем хватает. К чему зря тратить нервы и силы?

На чемпионате Европы-99 в Австрии вы завоевали лишь серебро. Что случилось?
Неприятности начали преследовать еще до этого первенства. Я должна была бороться на Кубке России в Санкт-Петербурге, на котором формировался состав сборной. Чувствовала себя перед турниром отвратительно: нужно было согнать 5 кг веса — поэтому несколько дней ничего не ела, только пила. Я и раньше специально худела перед соревнованиями, но никогда мне не давалось это так тяжело, как сейчас. Толком не отдавала себе отчет в том, что и как делаю, куда иду. Может, поэтому-то и случился казус в поезде. Хотела заплатить за постельное белье, не знала, что стоимость его уже входит в цену билета, а когда проводник разъяснил, то положила кошелек под подушку — и забыла об этом. Спохватилась лишь через несколько часов в гостинице. А в кошельке и деньги были, и документы…
Это так расстроило, что выступила я неважно: два поединка выиграла, но один все-таки проиграла. И тренеры во мне засомневались. До последней минуты не знала, поеду в Австрию или нет.
Накануне отлета вдруг объявляют, что у меня нет визы, хотя документы я сдавала вместе с остальными. Можете представить мое состояние! Если не хотели по каким-то причинам брать, то сказали бы прямо, зачем разыгрывать спектакль? Только в шесть вечера позвонил мой тренер Николай Гаркин и успокоил: с визой все в порядке. Но возникла новая проблема — билеты. Сумеем ли их купить и успеем ли к началу соревнований? Слава богу, все уладилось, но нервы, нервы…
Первую схватку я проиграла. И знаете почему? Еще на сборе спарринг-партнерша, проводя прием, подбила мне глаз. В борьбе всякое случается, но я и представить не могла, что это впоследствии скажется. И надо же, на чемпионате Европы травма, как назло, дала о себе знать. Во время поединка я даже отключилась на какие-то доли секунды. Не знаю, как потом удалось провести еще 4 или 5 схваток. После первого злосчастного поединка я даже спать не могла. Хорошо, друзья поддержали. Я собралась и сумела выйти из своей подгруппы в финал. Боролась за золото. Но, увы, стала лишь серебряным призером.

А что, в сборной нет врача, который мог бы подготовить вас к ответственному поединку?
Нет и не было. Помощь мне оказал врач немецкой сборной — подбежал и приложил лед. Мы уже давно привыкли обходиться собственными силами: и когда вес сгоняем, и когда травму получаем… До сих пор вспоминаем прошлогодний чемпионат Европы в Братиславе, где одновременно соревновались и женщины, и мужчины. Поединки проходили в одном зале, только на разных коврах. Так врачи мужской сборной России нам и массаж делали, и медицинскую помощь оказывали. Мы от такого внимания к себе даже выступили тогда лучше, чем ребята. Они стали вторыми в командном зачете, мы — первыми…

«На ковре вы другая»

Вы никогда не ловили на себе косых взглядов: мол, девушка, а занимается борьбой?
Поначалу было такое. Да и мама меня на тренировки не пускала, говорила: «Будешь, как мужик». Но посмотрите на меня: похожа на мужчину?

Нисколько.
После чемпионата Европы один судья из Австрии на прощальном банкете разговорился со мной и спрашивает: «Как вас зовут?- — «Лена Егошина». Он вдруг весь в лице изменился: «Егошина?» — «Ну да. Вы же меня судили в финале». После этого он еще минут 20 в себя прийти не мог. Все повторял: «На ковре вы другая. А тут — такая элегантная!»

А на улице вас узнают?
Шутите? О нашем виде спорта вообще мало что знают, а о спортсменках — тем более. Правда, бывают исключения. Есть у меня один поклонник из Ижевска. Он фанат борьбы, собирает все газетные материалы, статистику. Так вот, прочитав однажды интервью со мной, стал присылать поздравления и посылки. А недавно в гости приезжал с букетом цветов. Приятно.

Для многих россиянок, которые увлекаются борьбой, это шанс увидеть мир. но что привлекает в ваш вид спорта благополучных иностранок?
Никогда об этом не задумывалась. Может, им не хватает острых ощущений? Помню, четыре года назад американка Патриция Сандерс на чемпионат мира в Москву привезла своего 9-месячного ребенка. Пока мама боролась, малыш оставался с няней в гостинице, или японка Миян Ямамото. В перерывах между поединками она с удовольствием позировала телевизионщикам, потому что эта стройная девушка, выступавшая в категории до 47 кг, на родине известна еще и как фотомодель, «лицо» фирмы Nikon. A почему наши девочки идут в борьбу… Думаю, у каждой свои причины.

Все началось с дзюдо

А вы почему решили заняться борьбой?
Подруга уговорила. Мне было лет 13, когда я впервые услышала о дзюдо. Пришла на тренировки, мне понравилось. Подумала: научусь приемчикам, чтобы по улицам не страшно было одной ходить. Да так и осталась. Потом в силу обстоятельств вынуждена была перебраться в Москву. Поступила в строительное училище, потом закончила индустриально-педагогический колледж. Как-то услышала, что подруга собирается записаться в секцию вольной борьбы. И пошла с ней за компанию. Полгода тренировалась самостоятельно, без тренера. А когда выиграла чемпионат Европы, поняла, что борьба — это серьезно. Сейчас учусь на тренера в Московской академии физкультуры и спорта.

Выходит, борьбой вы занимаетесь уже более 20 лет?
Если точно, 23.

Теперь-то родители, наверное, гордятся вами?
А у меня только мама. Папа умер через три дня после моего рождения — кровоизлияние в мозг. Врачи не сумели его спасти. Мама говорит, что характером я пошла в отца.

Вы по натуре домашний человек?
Очень люблю шить, вязать, готовить. Обожаю наводить порядок, очень нравится чистка паркета. Когда приезжаю к кому-нибудь из девчонок в гости, без дела не сижу.

Когда в Москве проходил чемпионат мира, я попросила тогдашнего тренера женской сборной Александра Зверкова охарактеризовать каждую из спортсменок, вот что он сказал о вас, Лена: «В Егошиной мне нравятся спортивный характер, борцовская злость и то, что на нее всегда можно положиться. Уверен, что эта девушка все отдаст для победы. А вот что не нравится — так это ее склонность к импровизации. Иногда надо сделать то, что советует тренер. Но это не в характере Лены. Она не признает готовых рецептов».
Александр Иванович был замечательным тренером и психологом. Жаль что он ушел из сборной. К каждой из нас Зверков подбирал ключ, и именно это позволило ему создать сильную команду. Увы, сейчас к нам требования те же, что и к борцам-мужчинам. Такая шаблонная система, на мой взгляд, приносит больше вреда, чем пользы.
Как-то на соревнованиях, когда я проиграла схватку, Зверков подошел и говорит: «Закопали тебя? Ну что ж, проведешь еще один такой поединок — и можешь быть свободна». Я тогда прямо взбесилась: почему он так резко со мной разговаривает? Со злости в одну калитку выиграла следующий поединок. И только потом поняла, что этот разговор тренер затеял специально. Хотел меня завести.

Присутствие личного тренера помогает во время соревнований или отвлекает?
Когда как. Но рядом со своим нынешним тренером Николаем Гаркиным я чувствую себя как за каменной стеной. У него начала тренироваться в 96-м, и мои успехи — это во многом заслуга Николая Владимировича. Кстати, после последнего чемпионата Европы Гаркин радовался как никогда. Сказал: «Столько препятствий преодолела — и вышла в финал. Согласись, Лен, что ради таких моментов стоит жить и бороться!»

Top