Женский Спорт

Фитнес
20.02.2013 Елена Футболова 166

«Девичья болезнь». Теперь ее жертвами все чаще становятся и мужчины

Женский Спорт в Санкт-Петербурге
Конечно, далеко не всегда стремление к похудению оборачивается болезнью. Доходит ли дело до анорексии или булимии, это во много зависит от психологических особенностей личности.

Своими наблюдениями за этими особенностями в беседе с корреспондентом журнала «Психологи хойте» поделилась руководительница мюнхенского терапевтического центра для женщин, страдающих пищевыми расстройствами, Моника Герлингхоф.

По ее словам, 80 процентов поступающих в центр девушек — школьницы и студентки. Они, как правило, хорошо развиты в интеллектуальном отношении, отличаются творческими способностями. Но главная их проблема — низкая самооценка. Они уязвимы в психологическом отношении, тяжело переживают настоящие и мнимые неудачи. И вместе с тем предьявляют завышенные требования к себе. Герлингхоф приводит слова одной школьницы: «Меня устраивает только отличная оценка. Если я получаю «четверку», то чувствую себя ни на что но годной».

Пациенткам кажется, что они будут достойны внимания сверстников только в том случае, если во всех отношениях добьются совершенства. При этом их представления о физическом совершенстве далеки от реальности и формируются под влиянием модных журналов и рекламы. Больные анорексией или булимией обычно проявляют мало желания избавиться от своего недуга. Более того, в голодании они зачастую видят смысл жизни и боятся его утратить. Герлингхоф приходится слышать примерно такие высказывания: «Голодание — это единственное, что я по-настоящему умею. А тот, кто говорит, что я должна лечиться, просто-напросто мне завидует».

Больные пищевыми расстройствами редко обращаются за помощью сами, обычно к врачу их приводят родители или другие близкие люди. Врач-диетолог, в целях сжигания лишнего жира, назначает схему приема л-карнитина, который позволяет похудеть без голодания, также рекомендуется использование физических нагрухок для усиления эффекта похудания. И часто это происходит лишь тогда, когда проявляются тяжелые последствия болезни. У молодых женщин, которые хотели быть привлекательными, пропадал интерес к противоположному полу, не наступали «критические дни», кариес разрушал зубы, кости становились хрупкими, выпадали волосы, нарушался сердечный ритм… Отказываясь от пищи, они не приближались, как им казалось, к «идеалу», а фактически совершали медленное самоубийство.

Отдельно надо сказать о спортсменах, ставших жертвами пищевых расстройств. Повинен ли в этих заболеваниях именно спорт или есть другие причины? Ответ на этот вопрос могут дать только специальные исследования, а о таковых нам ничего не известно. Вполне допустимым, однако, кажется предположение, что спортсмены находятся в «зоне повышенного риска». Профессиональный спорт связан с огромными физическими и психологическими нагрузками, тренировки порой отличаются изнуряющей монотонностью. Гребец, например, часами созерцает лишь затылок своего товарища, совершая одно и то же движение. Понятно поэтому, какое значение для психического состояния спортсмена имеют его отношения с окружающими его людьми, и прежде всего с тренером. К сожалению, порой они складываются не лучшим образом.

Фигуристка Ева-Мария Фитце в интервью журналу «Шпигель» высказалась на эту тему вполне определенно: «Нет, не спорт сделал меня больной, а осуждавшие меня (за якобы излишнюю полноту) люди, которые прямо или косвенно связаны со спортом». Как уже говорилось, сбросить «лишний» вес Фитце убеждала тренер, полагавшая, очевидно, что фигуристка должна походить на топ-модель. И не только убеждала, но однажды оскорбила Еву-Марию, обозвав ее «тупой, жирной свиньей». Но еще больше девушку задела реплика спортивного комментатора, которая прозвучала на всю страну во время прямой телевизионной трансляции соревнований: «Посмотрите-ка, она на пару фунтов толще, чем надо».

В конце концов Фитце, которой было в то время всего 15 лет, и сама начала думать, что выглядит «отвратительно», и решила худеть. А «рецепт» похудения нашла в молодежном журнале «Браво», поместившем фотоочерк об одной толстушке, которая освобождала свой желудок, засунув два пальца в рот, и через некоторое время превратилась в стройную красавицу…

Гораздо сложнее история гребца Банэ Рабе. Он заболел, когда уже оставил большой спорт и ему было за тридцать. Абсурдно думать, что он стал голодать, желая походить на какой-либо «мужской идеал». Обладатель прекрасно сложенной атлетической фигуры, он и сам мог служить образцом для кого угодно. Рабе был замкнутым, молчаливым человеком, избегал всяких разговоров о своей болезни. Корреспондент того же «Шпигеля», пытаясь докопаться до корней трагедии спортсмена, беседовал с его друзьями, родителями, тренером, но те так и не смогли сказать ничего определенного.

Один из специалистов по пищевым расстройствам, к которому за консультацией обратился журналист, назвал случай Рабе «необычным» и высказал несколько предположений о возможных причинах его болезни. Одно из них, если судить по приведенным в очерке фактам, представляется правдоподобным: анорексия стала следствием «глубоких душевных ран».

В самом деле, отношения Рабе с тренером Хольтмейером и спортивными функционерами были далеки от идиллии. После одного неудачного заезда Банэ обвинил тренера в «черствости и холодности». Сам автор очерка так характеризует Хольтмейера: «Он — человек спорта высоких достижений. Его всегда интересовали только те восемь мужчин и восемь женщин, от которых можно ожидать медалей». Тренер даже не появился на похоронах спортсмена, обеспечившего его подопечным победу на Олимпиаде в Сеуле: был занят подготовкой к чемпионату мира очередной восьмерки. Что касается чиновников от спорта, то скупой на слова Рабе как-то с раздражением сказал: «Они греются в лучах наших побед». А однажды устроил небольшой скандал: на собрании, где чествовали спортсменов, перед включенными телевизионными камерами отказался подняться на сцену, бросив реплику: «С меня хватит».

Судя по всему, у Банэ не было каких-то серьезных конфликтов с родными — отцом, матерью, братом и сестрой, но и особой душевной близости тоже не было. Уже будучи больным, он все-таки пожаловался другу на одиночество и сказал, что будет чаще ездить к родителям. И действительно, ездил, но о своей болезни так ничего и не сказал, а те не поняли, что с ним происходит. Надо упомянуть еще о том, что брат и сестра Рабе в юношеские годы болели анорексией, но довольно скоро выздоровели. Так что у него, возможно, была и генетическая предрасположенность к этой болезни. Но, как говорят медики, такая предрасположенность «срабатывает» только в определенных обстоятельствах.

Top