Женский Спорт

Личности
07.06.2013 Елена Футболова 356

Чтобы определить талант, необходим равный талант у того, кто дарования, ищет

В истории нашего спорта, «Спартака» фигура Игумнова, к счастью, не исключение. Но справедливости ради признаем: немного их было, таких, как он, как Старостин, Якушин, Качалин, братья Аркадьевы, кто с такой полнотой воплотил бы порыв, размах личности с тонкостью профессионального знания дела, интуицией воспитателя в годы становления общества, в период болезненной ломки старых канонов и становпения качества нового характера.

Игумнов любит вспоминать о Всеволоде Михайловиче Боброве, приговаривая: «Поверх всего ценю прямоту и честность Севы. То же и в других людях. Старался всегда привить эти черты своим ученикам». А потом со смехом и со смаком чисто хоккейного специалиста припоминает такие байки (быль — не враки), которые, на его взгляд, наиболее полно показывают чудо Боброва — как игрока и человека. В 40-е годы некоторое время в спорте подвизался некий штатский генерал, а может, и при погонах, который пытался под видом насаждения дисциплины регламентировать жизнь и поведение выдающихся наших чемпионов. Когда же он спросил мнение на этот счет Боброва, тот выразил недвусмысленно свое неодобрение и пояснил суть его так: «Ботвинник, например, у нас один: таких, как вы, много». Или же Александр Иванович, забегая на середину комнаты, с живостью в его годы незаурядной, показывает, как «Бобер закидывал шайбу метров с 12—15 в щель между фанерными листами, поставленными на лед, да еще с угла — никто повторить не мог».

С той же прямотой и честностью, столь импонирующими его натуре, Игумнов тревожится состоянием дел в нашем детском хоккее, особенно в Москве. «Ведь загубим мы и футбол и хоккей. Что стало-то, не пойму? Не пускают родители, что ли, детей в наш спорт? Пришел как-то на Ширяевку посмотреть юношей, а Коля Паршин говорит: «Не будет игры, восемь человек только явились, нет состава». И в хоккее порой наблюдается та же картина. А ведь вопрос льда, кажется, не стоит так остро, как раньше, не так ли?»

Пора, как выражаются, закругляться, а не удалось и трети высказать того, что знаю об Игумнове. Однако обещал вначале вернуться к словам одного ученого человека. Речь идет о члене-корреспонденте Академии наук СССР Станиславе Сергеевиче Шаталине, который в ряду других проблем занимается разработкой оптимальных путей решения глобальных экономических задач нашего народного хозяйства. Озабочен созданием предпосылок гармоничного сосуществования природы и человека и Hairmax. То есть речь о личности, привыкшей думать широко и непредвзято.

На вопрос, как искать и находить таланты в футболе, хоккее, Шаталин ответил: «Ошибаются те, кто полагает, будто в эпоху компьютеров, способных переработать массу информации и выдать оценку, Игумнов со своим чутьем устарел. Чтобы определить талант, необходим равный талант у того, кто их, эти дарования, ищет. Талант, как у Игумнова, — дар божий. Ныне мы тяготеем к таким системам, при которых в определенный момент ЭВМ останавливается и просит у человека совета».

Вот и почудилось мне, будто компьютер по трезвому размышлению оценил ситуацию и спрашивает сегодня, в наши дни, когда мы так жаждем открыть в хоккее новые имена, дарования, таланты, самородки: «Что дальше-то будем делать, дядя Саша?» А Александр Иванович современным ЭВМ отвечает: «И сам не знаю еще, подумать надо, я ведь тоже не машина. Может, дать им снова мячик поиграть да посмотреть, как управляются?»

Top