Женский Спорт

Хоккей на льду
22.09.2013 Елена Тарасова 171

Чем провинился Кубок Канады?

Сколько помню, на страницах нашей печати и в устах тренеров сборной турнир на Кубок Канады все время выглядел этакой Золушкой или пасынком. Да, вот, дескать, существует такое соревнование, но по значимости победы в нем нет никакого сравнения с чемпионатами мира или олимпийскими хоккейными турнирами. Потому-то, мол, и использует его наша сборная как испытательный полигон перед «крупнейшими стартами сезона». Конечно, как всегда, главная цель — победа. Ну, а если проиграем — не беда. Зато станет ясно, кто из игроков на что способен и стоит ли его брать на чемпионат мира. Глупость? Да! Грубо говоря, «навешивание лапши на уши» доверчивых болельщиков. Очередная дымовая завеса.

А теперь попробуем посмотреть с другой, тренерской стороны. И вправду, для наставников сборной до сих пор главным критерием работы являются медали — лучше всего если золотые — олимпиад и чемпионатов мира. Вот и работают они, ориентируясь на результат в этих соревнованиях. Ну а что же тогда шведские, финские, чехословацкие тренеры? Они-то почему включили в состав на Кубок Канады всех лучших, независимо от того, «перспективен» игрок или нет, сможет ли он выступать за сборную на Олимпиаде или в лучшем случае будет наблюдать по телевизору?

Вероятно, подготовка нашей сборной шла по заранее намеченному плану. Только вот на этот раз неожиданностей было хоть отбавляй. Отказались подписать неожиданно всплывшие контракты Буре, Давыдов, Зелепукин, да и капитан сборной Константинов, хотя имя его и не упоминалось в печати. Вернее говоря, упоминалось, что он болен, что не помешало ему сразу после отъезда сборной за океан «выздороветь» и оказаться в тренировочном лагере «Детройта». Сломал ногу Каменский, какие-то непонятные игры велись вокруг Макарова и Фетисова. Да тут еще военный переворот вообще поставил под вопрос участие в Кубке Канады. Короче говоря, не нужно было быть великим провидцем, чтобы сказать, что в таком «безымянном» составе нашу сборную вряд ли ждут великие дела.

Интересно, что в стане канадцев тоже было далеко не все спокойно. Ситуация складывалась таким образом, что в распоряжении тренера Майка Кинэна оказалось не так уж много звезд первой величины. По разным причинам отказались выступать за сборную Руа, Фюр, Бурк, Лемьё, Реччи, Нили, Месье… Всех и не перечислишь. Причины были самые разные: травмы, желание побыть с семьей и покупки жене платьев со шлейфом, отсутствие страховки у свободных агентов — игроков, не имеющих т контрактов на данный момент. Существовало еще одно обстоятельство, о котором, правда, не так часто упоминали в североамериканской прессе.

Дело в том, что многие звезды откровенно недолюбливают авторитарный метод общения с игроками тренера Кинэна. Даже прозвище ему придумали подходящее — Адольф. Так что оказаться под его началом захотели далеко не все. В конце концов первым спохватился Гретцки, увидев, что команда не так уж грозна. Он, а затем и его жена, за два дня до начала турнира позвонили своему лучшему другу Марку Месье и упросили-таки его присоединиться к команде. Чуть позже выяснилось, что он находится в превосходной форме, чему, впрочем, были основательные причины — в течение лета Месье каждый день пробегал по 16 км на роликовых коньках, не считая других видов тренировки.

Между тем в первый же день переворота в Москве главный организатор турнира Алан Иглсон сразу же собрал пресс-конференцию. Сказав, что он получил подтверждение от советской хоккейной федерации, Иглсон тем не менее огласил запасной вариант. Место сборной СССР должна была занять вторая канадская команда, причем лучших хоккеистов предполагалось разделить на два равных состава. В полуфинале обе канадские сборные должны были встретиться между собой, а потом слиться воедино для финала. Американцы тут же начали протестовать, но, к счастью, план остался только на бумаге. К тому же сборной США вскоре было не до протестов — был прооперирован тренер Боб Джонсон и, естественно, событие это не добавило уверенности игрокам.

Top