Женский Спорт

ЖФЛ за Зенит
22.09.2013 Елена Тарасова 191

Беликов против Эйсебио — кто из них играл на пианино?

Великий бразильский тренер Висенте Феола делил всех футболистов на тех, кто таскает пианино, и тех, кто на нем играет. Волею судеб и тренерских решений нашему сегодняшнему рассказчику чаще приходилось выступать в роли подносчика снарядов. Но именно благодаря беззаветному стремлению сделать все ради общего успеха, жажде борьбы и неуступчивости он снискал уважение партнеров и любовь болельщиков. Итак, слово полузащитнику «Зенита» 60-х Станиславу Яковлевичу Беликову.

Много, конечно, было интересных матчей, о которых память сохранилась, но самое большое впечатление осталось от гостевой игры с ростовским СКА в 1963-м. И не потому, что этот матч был выигран нами, или что я тогда забил первый гол, который стал ключевым, переломным в этой встрече. А дело в том, что когда мы играли с ростовчанами в первом круге в Ленинграде и победили их, сразу три человека — в том числе и я — получили очень тяжелые травмы. В игровом столкновении, в стыке сломал ногу защитник СКА Валентин Афонин. Затем их вратарь Анатолий Иванов при опасном моменте у ворот, идя на мяч, ударил коленом Вадима Храповицкого и сломал ему нос.

В этом матче я действовал против Виктора Понедельника. Он был выше меня ростом и головой играл очень прилично. Но в начале игры я несколько раз его опередил, и тогда он стал в прыжке немного отклоняться назад и пропускать мяч за голову. И на этот мяч у них выходил Геннадий Матвеев — очень быстрый правый крайний. Пару раз это получилось довольно опасно. Я приспособился, стал играть чуть правее от Понедельника и снова выиграл несколько верховых мячей. И вот в одном из моментов Понедельник немного опоздал с прыжком и в полете сильно ударил меня плечом. Получилось это чисто случайно, мы потом не раз встречались, он все время извинялся, да я на него зла и не держу. Но, как бы то ни было, я потерял сознание и был сразу же отправлен в больницу.

Пресса вокруг этого матча раздула такой ажиотаж, представила нас такими хулиганами и бандитами, что когда месяца через полтора мы приехали в Ростов, город буквально бурлил. Напряжение было такое, что на вокзале нас встречала милиция, сразу, как только из вагонов вышли. Все кругом оцеплено было. И так продолжалось два дня. Мы выходим на тренировку, на предыгровую разминку — нам не мальчики мячи подают, а милиция которая еще и в бинокль смотрит за зрителями. На следующий день — матч. Переполненный стадион, разумеется, опять же оцепление. Встретили нас улюлюканьем, свистом, криками, чего только не кричали… В такой обстановке играть тяжело. И в первые пятнадцать минут мы, пожалуй, были подавлены.

Они сразу же бросились в атаку. Я в этом матче действовал против Кирилла Доронина, который потом стал известным арбитром. Он играл, как сейчас говорят, под нападающими, разыгрывающего, держать мяч умел здорово. А впереди трио: Понедельник-Олег Копаев-Матвеев. Так вот я Доронина из игры полностью выключил (он меня даже просил дать ему хоть немного поиграть) и из опекающего превратился в созидающего. И минуте на 20-й, в очередной раз перехватив мяч, я прошел в середине поля двоих соперников и дальним ударом поразил верхний угол ворот. После этого гола стадион смолк. Мы затем забили еще два мяча и лишь в конце матча пропустили один ответный. И когда мы уходили с поля, провожали нас уже не свистом, а аплодисментами. Все были очень довольны, что с нас снят этот ярлык грубой команды, которой мы никогда и не были. Тогда в 1963-м единственный раз за мою карьеру мы всерьез боролись за медали, но, увы, по ряду причин не сложилось…

И еще, конечно, запомнился матч 1964 года с «Бенфикой». Португальцы в то время были одной из лучших команд в мире, дважды Кубок чемпионов брали. Для нас это было что-то запредельное, мы с такими командами не встречались. И вот мы попадаем на турнир во Флоренции, где кроме них еще были «Сан-Пауло» и «Фиорентина». Итак, обладатель Кубка Чемпионов-61, 62 и финалист-63, плюс бразильский клуб во главе с уже упоминавшимся Феолой и чемпионами мира Беллини и Де Сорди, плюс победитель Кубка Кубков-61 и финалист-62, ведомый будущим триумфатором Евро-68 Валькареджи с Альбертози, Маскио, Хамрином… «Зенит» в это время осел в подвале турнирной таблицы, и многие ожидали провала. Не дождались! Ленинградцы стали вторыми, уступив «Сан-Пауло» только один мяч.

Я на самом деле особо не тешу себя тем, что — как многие пишут — мы очень уж здорово сыграли и полностью превзошли соперников. Дело в том, что у них в чемпионате был перерыв, они только начинали втягиваться. Шла подготовка, до боевой формы им было далековато. Но мы во все глаза смотрели, как они тренируются, и нас просто поразили Хосе Торрес, Антонио Симоэс, Марио Колуна и, конечно, Эйсебио, который через год стал обладателем «Золотого мяча». Это были великие мастера, настоящие звезды. Помню, еще до турнира увидели мы с Робертом Совейко Торреса и подумали: «Вот это да! Какой гигант у них центральный защитник!» А вышли на матч — у Торреса футболка с девятым номером, он, оказывается, форвард, и как раз Совейко против него играть пришлось! Да мы в первые минуты и не играли почти, а в основном на португальцев смотрели. А потом как-то все наладилось, даже стали их переигрывать и в итоге победили 1:0.

Я действовал против Эйсебио. Меня и в чемпионате всегда ставили против Анатолия Исаева, Виктора Серебряникова, Владимира Федотова, Валентина Иванова — ведущих игроков наших клубов. Сложность, ответственность задачи по их сдерживанию, конечно, мешала раскрыться мне самому, сыграть более творчески. Их всех нельзя было отпускать ни на шаг, только на перехвате играть, лишать простора. И с Эйсебио то же самое. Поначалу страшновато было, а дальше я понял, что главное — оставить его без мяча. С мячом он был просто великолепен, принимал его и работал с ним только в движении. Я к его манере приспособился, и он за всю игру практически ничего не создал. Один раз во втором тайме ударил он по воротам, но мяч был уходящий, да и я помешал. Не получалась у него игра, и вскоре он с поля ушел. Но я еще раз повторяю: конечно, он был не в форме, и «Бенфика» особого значения этому турниру не придавала. Не было у них азарта, желания победить, равнодушно играли…

Станислав Яковлевич как всегда скромно умолчал о том, что единственный гол был забит неожиданно выдвинувшимся вперед защитником Владимиром Непомилуевым после его передачи. Так что в этом матче, действуя против великого виртуоза, сыграл на пианино именно он!

Top